Подписанные нами соглашения крайне необходимая для россии передышка чья цитата

Обновлено: 23.09.2022

100 лет назад, 3 марта 1918 года, был подписан «похабный» Брестский мир. Россия официально потерпела поражение и вышла из мировой войны.

После Февраля Россия утратила возможность ведения войны с Центральными державами. Как показали военные операции лета 1917 года, русская армия была дезорганизована, разложилась и не могла проводить наступательные операции. Дальнейшая деградация России привела к тому, что армия утратила возможность даже обороняться. Политика Временного правительства и западников-февралистов привела к тому, что русская государственность была разрушена. Началась Смута, вызванная коренными противоречиями, накопившимися за столетия в России Романовых.

Это была катастрофа. Россия корчилась в агонии. Забурлили национальные окраины. Политика национал-сепаратистов стала одной из причин масштабной гражданской войны. Ещё до Октября взорвалась крестьянская Россия – началась Крестьянская война. Крестьяне делили помещичьи земли, жгли поместья, вымещая копившуюся целую эпоху ненависть на социальную несправедливость. Началась криминальная революция – извечный спутник смуты. Формировались банды, которые терроризировали целые населенные пункты и местности. Казаки вспомнили про свои вольности. Промышленность и транспортная система разваливалась, города и армия остались без снабжения. Деревня не желала кормить город, не поставляющим им промышленные товары. Начинался голод.

Россия не могла воевать. Генералитет погряз в интригах, многие высшие военачальники поддержали февральско-мартовский переворот, чтобы занять высокие посты в «новой России». Затем часть генералитета выступила уже против Временного правительства, чтобы восстановить порядок, но мятеж провалился. Другая часть генералитета пошла по пути поддержки формирования различных национальных «армий». Временное правительство своими действиями добило порядок, единоначалие, дисциплину в войсках. Рухнул тыл, транспортная система, промышленность не могла снабжать армию и города. То есть Россия утратила возможность вести регулярную войну – снабжать всем необходимым миллионы солдат. Сами солдаты (вчерашние крестьяне) и казаки не желали больше воевать, они желали мира и вернуться домой, принять участие в переделе земли. А Временное правительство так ненавидели или были полностью равнодушны к нему, что когда большевики пошли брать власть, временщиков никто не защищал.

Старая монархическая Россия умерла. Вместе с ней скончалась и «новая Россия» - прозападного демократическо-буржуазного толка. А социалистическую, советскую Россию – государственность, армию, хозяйство и т. д. – ещё предстояло создать. В этих условиях другие державы готовились к дележу «шкуры» русского медведя. Наши враги – Германия, Австро-Венгрия и Турция, готовились оккупировать западные области России. Наши западные «партнеры» - Англия, Франция и США, разделили русскую землю на сферы влияния и также готовились к захвату стратегических портов, городов и пунктов. Хозяевам Запада нужны были ресурсы России для строительства своего «нового мирового порядка».

В этих условиях советское правительство вынуждено было заключить перемирие и начать переговоры о мире. Переговоры затягивали. Большевики знали о трудностях германского блока. Германия сама еле держалась. Блокада полностью истощила страну. Армия ещё имела мощный потенциал и была готова драться. А население устало от войны, экономика трещала по швам. Ресурсов для продолжения войны уже практически не было. Надежда была только на принуждение России к миру и захват её ресурсов, с выводом части войск с Русского фронта на Западный. Состояние Австро-Венгрии и Турции было ещё хуже, они были на грани полного коллапса (по примеру России). Поэтому большевики надеялись, что пока идут переговоры, в Германии произойдёт революция и Центральные державы проиграют войну. Это позволит России сохранить существующее положение.

Однако немцы также понимали всю сложность своего положения и своих союзников, они не собирались тянуть с мирным соглашением. Также им помог украинский фактор – украинские националисты заключили отдельный, сепаратный договор с Германией. Это позволило на «законных» основаниях» начать вторжение на Украину, где советские войска уже смогли занять Киев и большую часть Малой России, освободив её от укронацистов. Кроме того, Троцкий, который был агентом влияния хозяев США, всячески провоцировал германцев, чтобы возобновить боевые действия и в условиях кризиса укрепить свои позиции в большевистской верхушке. Троцкий 28 января (10 февраля) 1918 года выступил с провокационной декларацией о том, что Советская Россия войну прекращает, армию демобилизует, а мира не подписывает. В ответ немцы заявили, что неподписание Россией мирного договора автоматически влечёт за собой прекращение перемирия.

18 февраля 1918 года германские войска начали наступление по всему фронту. Через несколько дней их поддержали австро-венгерские войска. Турецкая армия начала наступление на Кавказе ещё раньше. 19 февраля председатель СНК Ленин направил германскому правительству согласие советского правительства подписать германские условия. Германская сторона потребовала официального письменного уведомления, и продолжила наступление войск на севере на двух направлениях: на Ревель — Нарву — Петроград и на Псков. В течение недели они заняли ряд городов и создали угрозу Петрограду.

22 февраля Троцкий, признав провал своих переговоров с германской делегацией, подаёт в отставку с поста наркома по иностранным делам. Новым наркоминделом становится Г. В. Чичерин (он возглавлял ведомство до 1930 года). При этом Троцкий за поддержку Ленина во время дискуссии в партийном руководстве, ещё более возвысился. Ленин уже 4 марта назначает Троцкого председателем Высшего военного совета, а 13 марта — наркомвоеном. То есть Троцкий стал военным вождём Советской России, сосредоточив в своих руках огромную власть.

23 февраля германская сторона передала ответ, который содержал ещё более тяжелые условия. На принятие ультиматума СНК давалось 48 часов. Первые два пункта документа повторяли ультиматум от 27 января (9 февраля), то есть подтверждали территориальные претензии Центральных держав. Кроме того, предлагалось немедленно очистить Лифляндию и Эстляндию от русских войск. В обе области вводились германские полицейские силы. Германия требовала: немедленно заключить мир с Украинской Центральной радой, вывести войска с Украины и из Финляндии, возвратить анатолийские провинции Турции, немедленно демобилизовать армию, отвести свой флот в Чёрном и Балтийском морях и в Северном Ледовитом океане в русские порты и разоружить его и т. д.

23 февраля 1918 года прошло историческое заседание ЦК РСДРП(б). Ленин потребовал заключения мира на германских условиях, пригрозив в противном случае подать в отставку, что фактически означало раскол партии. Троцкий, несмотря на отрицательное отношение к мирному договору, отказался участвовать в дискуссии, и поддержал Ленина. В конечном итоге Ленин получил большинство голосов. В ходе голосования Троцкий, Дзержинский, Иоффе и Крестинский воздержались, что позволило большинством в 7 голосов против 4 при 4 воздержавшихся принять историческое решение о подписании мира. Против мира вступили «левые коммунисты» во главе с Бухариным.

Вместе с тем ЦК единогласно постановил «готовить немедленную революционную войну». Советская Россия стала предпринимать чрезвычайные меры по воссозданию армии, сначала на добровольческой основе, а затем на традиционной воинской повинности. 23 февраля СНК от 21 февраля «Социалистическое отечество в опасности!», а также «Воззвание Военного главнокомандующего» Н. В. Крыленко, которое заканчивалось словами: «… Все к оружию. Все на защиту революции». Началась массовая запись добровольцев в отряды РККА, создаваемые согласно декрету СНК РСФСР «О Рабоче-крестьянской Красной армии» от 15 (28) января 1918 года.

В этот же день 23 февраля поздним вечером состоялось совместное заседание большевистской и левоэсеровской фракций ВЦИК. Левые эсеры приняли решение голосовать против мира. После совместного заседания началось отдельное заседание одной только большевистской фракции. При голосовании Ленин собрал 72 голоса против 25 голосов за «левых коммунистов». 24 февраля Ленину с огромным трудом, 126 голосами против 85 при 26 воздержавшихся, удалось продавить своё решение через ВЦИК. Левые эсеры призывали к организации массовой партизанской войны против германских войск, даже если такая война и закончится утратой Петрограда и значительных территорий России.

Советская делегация возвратилась в Брест-Литовск 1 марта. 3 марта договор был подписан. 6 - 8 марта 1918 года на VII экстренном съезде РСДРП(б) Ленину также удалось продавить ратификацию Брестского мира. При голосовании голоса распределились следующим образом: 30 за ратификацию, 12 против, 4 воздержались. 14 - 16 марта 1918 года IV Чрезвычайный Всероссийский Съезд Советов окончательно ратифицировал мирный договор - большинством в 784 голоса против 261 при 115 воздержавшихся. Также съезд принял решение о переносе столицы из Петрограда в Москву в связи с опасностью германского наступления.

Согласно условиям Брестского мира, Россия должна была провести полную демобилизацию армии (старой царской армии, а также Красной Армии) и полное разминирование своей части Чёрного и Балтийского морей. Балтийский флот выводился из своих баз в Финляндии и Прибалтике. Россия уступала Германии области, лежащие западнее линии Брест-Литовск – Каменец – Литовск – Пружаны – Зельва – Мосты – Орел – Докудова – Дзевенишки – западнее Слободки – Гервяты – Михалишки – восточнее Свенцяны – Маленгяны – Дрисвяты – Друя и далее по течению Западной Двины до Огер, и, оставляя Ригу к западу, линия границы выходила к Рижскому заливу, проходя по нему в северном направлении между материком и Моонзундским архипелагом и к выходу из Финского залива, остававшегося целиком к востоку от разграничительной линии. Россия уступала Турции округа Ардаган, Карс и Батум, отзывала войска из всех частей Восточной Анатолии.

Советская Россия должна была немедленно заключить мир с Украинской Народной республикой и признать её мирный договор с Германией и её союзниками. Россия отзывала войска с территории Украины. То же касалось прибалтийских губерний, где граница проходила по реке Нарве, Чудскому и Псковскому озерам. Финляндия и Аландские острова также очищались от русских войск.

Россия также выплачивала 6 млрд. марок репараций плюс уплата убытков, понесенных Германией в ходе русской революции — 500 млн. золотых рублей. В приложении к договору гарантировался особый экономический статус Германии в Советской России. Граждане и фирмы Центральных держав выводились из-под действия советских декретов о национализации, а лица, уже утратившие имущество, восстанавливались в правах. То есть германским гражданам разрешалось заниматься в России частным предпринимательством. Брестский договор восстанавливал крайне невыгодные для России таможенные тарифы 1904 года с Германией. Кроме того, Россия вынуждена была подтвердить все долги Центральным державам (от которых отказались в январе 1918 года), и возобновить по ним выплаты.

Таким образом, германскую сферу влияния отходили привислинские губернии (Царство Польское), Малороссия, Белоруссия, Эстляндская, Курляндская и Лифляндская губернии, Великое княжество Финляндское. Причём границы новых территориальных образований (под власть Германии) чётко не определялись. От России была отторгнута территория площадью 780 тыс. кв. км. с населением 56 млн. человек (треть населения Российской империи) и на которой до революции находились: 27 % обрабатываемой сельскохозяйственной земли, 26 % всей железнодорожной сети, выплавлялось 73 % железа и стали, добывалось 89 % каменного угля и изготовлялось 90 % сахара, проживало 40 % промышленных рабочих и т. д.

Несмотря на мирное соглашение германские войска продолжили наступление. 1 марта германскими войсками в Киеве была восстановлена власть Центральной рады. 5 апреля германские войска вступили в Харьков, в конце апреля — начале мая вошли в Крым и в южную часть Донской области, 22 апреля захватив Симферополь, 1 мая — Таганрог, а 8 мая — Ростов-на-Дону, вызвав падение советской власти на Дону. На Дону германцы помогли утверждению у власти атамана П. Н. Краснова, В Крыму было создано марионеточное правительство. В июне германцы вошли в Грузию. Используя в качестве формального повода отсутствие договора о границе между Советской Россией и Украиной, германцы захватили ряд ключевых пунктов на территории России. В Финляндии немцы помогли подавить красных. В Финляндии утвердился националистический режим, планирующий построить «Великую Финляндию» за счёт русских земель. На Кавказе Турция продолжила наступление с целью захвата Баку, Дагестана и районов Северного Кавказа с мусульманским населением.

Таким образом, австро-германская и турецкая интервенция позволила отторгнуть от России обширные районы и поддержать создание на них антисоветских государственных образований. Это привело к новому витку Гражданской войны и усилению её масштабов. При помощи интервентов (к ним затем присоединились британцы, французы, американцы и японцы) различные антисоветские силы окрепли и перешли в контрнаступление.

Брестский мир позволил австро-германскому главнокомандованию сосредоточить все основные силы против войск Антанты во Франции и Италии, и организовать последнее решительное стратегическое наступление на Западном фронте. Так, германское командование перебросило с Восточного фронта на Западный около полумиллиона солдат и офицеров и 23 марта начало наступательную операцию. Турция получила возможность укрепить позиции в Месопотамии и Палестине. Однако значительные военные силы Германии, Австро-Венгрии и Турции были отвлечены на продолжение интервенции, охрану и грабеж оккупированной территории западной части России.

Антанта приняла Брестский мир крайне враждебно. Англия и Франция уже поделили Россию на сферы влияния и приступили к интервенции. 6 марта в Мурманске высадился английский десант, 5 апреля - японский десант во Владивостоке, 2 августа — британский в Архангельске и т. д.

К осени 1918 года стало очевидно, что Антанта победит и в конечном итоге Германия капитулирует. В Берлине решили, в условиях нарастающей Гражданской войны в России и начавшейся интервенции Антанты, заключить дополнительные соглашения к Брест-Литовскому мирному договору. 27 августа 1918 года в Берлине в обстановке строжайшей секретности были заключены русско-германский дополнительный договор к Брестскому миру и финансовое соглашение. Его подписали, от имени правительства РСФСР - полпред Адольф Иоффе, а со стороны Германии — Пауль фон Гинце.

Согласно его условиям, демаркационная комиссия должна была детально определить и немедленно установить восточную границу Эстляндии и Лифляндии. Германские войска к востоку от демаркационной линии сразу выводились. Россия признавала независимость Украины и Грузии, отказывалась от Эстляндии и Лифляндии, выторговав себе право доступа в балтийские порты (Ревель, Рига и Виндау). Также для облегчения русской торговли через Эстляндию, Лифляндию, Курляндию и Литву устанавливался свободных транзитный провоз товаров через них в обе стороны; низкие железнодорожные и фрахтовые тарифы; свободное судоходство по Западной Двине. Советская сторона выторговала себе контроль над Баку, уступив Германии четверть производимой там продукции.

Германия согласилась также вывести свои войска из Белоруссии, с черноморского побережья, Крыма, из Ростова и части Донского бассейна, а также не оккупировать более какой-либо территории России. Германия обязалась не вмешиваться в отношения Русского государства с национальными областями и побуждать их к отложению от России или к образованию самостоятельных государственных образований. Германия гарантировала, что Финляндия не нападет на русскую территорию, в особенности на Петроград. В секретном соглашении (так называемая «нота Гинце) было зафиксировано обоюдно выраженное согласие сторон прилагать взаимные усилия к борьбе внутри России с интервентами Антанты, Добровольческой армией и восстанием Чехословацкого корпуса.

Таким образом, Брестский мир, и Добавочный договор, которыми так любят попрекать Ленина и большевиков российские либералы и западники, и которые были подписаны Советской Россией, фактически не имевшей армии, под угрозой германского вторжения и захвата столицы, были намного выгоднее, чем позорная капитуляция Горбачёва – Ельцина в 1991 году. Кроме того, Россия уже в этом же 1918 году получила возможность отказаться от условий «похабного мира».

Ленин проявил большую прозорливость. Он пошёл на огромные уступки Германии и её союзникам не только из-за отсутствия армии, но и неизбежного поражения и падения германского блока. Ленин неоднократно говорил, что Брестский мир не продержится и нескольких месяцев и что революция в Германии неизбежна. 3 ноября 1918 года в Германии восстали военные моряки в Киле, к ним присоединились тысячи солдат. Вскоре восстание охватило Гамбург, Любек, Бремен и другие города. В Баварии была провозглашена советская республика. 5 ноября советское правительство приостановило дипломатическое отношения с Германией. 9 ноября революция в Германии победила. 11 ноября Германия подписала перемирие с державами Антанты. 13 ноября Брестский договор был аннулирован.

Как отмечал американский историк Ричард Пайпс: «Прозорливо пойдя на унизительный мир, который дал ему выиграть необходимое время, а затем обрушился под действием собственной тяжести, Ленин заслужил широкое доверие большевиков. Когда 13 ноября 1918 года они разорвали Брестский мир, вслед за чем Германия капитулировала перед западными союзниками, авторитет Ленина был вознесён в большевистском движении на беспрецедентную высоту».

Автор: Самсонов Александр Статьи из этой серии: Кампания 1918 года

Следующая цитата

Вокруг германского наступления, как известно, разгоралась дискуссия по вопросу о революционной войне. Сторонники немедленного возобновления войны с германцами потерпели жестокое поражение в этом вопросе от Ленина, который настаивал на том, чтобы заключить мир с германцами любою ценой с целью добиться передышки. 28 февраля, в № 37 газеты «Правда», Ленин пишет: «Отказ от подписи похабнейшего мира, раз не имеешь армии, есть авантюра, за которую народ в праве винить власть, пошедшую на этот отказ». Эта передышка была необходима в целях упорядочения организации управления государством по всем отраслям, в том числе и для дела строительства Красной армии.

Победа Ленина в вопросе о мире привела к тому, что 3 марта в Бресте подписывается мир. Итоговый Брест-литовский договор состоял из 14 статей, включал в себя пять приложений (первым из которых была карта новой границы РСФСР с областями, оккупированными Германской империей) и прибавления ко второму и третьему приложениям. Кроме того, советской стороной были подписаны два заключительных протокола и четыре дополнительных соглашения с каждой из Центральных держав.

По условиям Брестского мира от марта 1918 года РСФСР обязывалась:

  • не претендовать на Прибалтику и часть современной Белоруссии;
  • вывести войска из Финляндии и с Украины, признать Украинскую народную республику независимым государством;
  • вывести войска с территории Османской империи, а также передать ей округа Ардаган, Батум и Карс;
  • принять режим торговли с Германской империей от 1904 года;
  • демобилизовать армию и разоружить флот;
  • прекратить революционную пропаганду в Центральных державах и союзных им государствах.

Однако австро-германцы продолжают наступление. Становилось ясно всем, что политическая обстановка несет революции величайшие угрозы со стороны капиталистического мира. Стало необходимым вывести на арену широкие массы, обучить их военному делу и связать их соответствующей организацией.

Условия договора По результатам договора от России была отторгнута территория площадью 780 тыс. кв. км с населением 56 млн. человек. Россия выводила все свои войска, а Германия, наоборот, вводила. Интересные факты В начале мая продвижение австро-германцев закончилось. Германия и ее союзники оккупировали: Финляндию, Прибалтику, Польшу, Украину, Юг России и Закавказье. На занятой территории оккупанты создавали буржуазно-демократические республики и поддерживали активность всех контрреволюционных образований, угрожая вместе с тем непосредственно Петрограду, вследствие чего еще 12 марта советское правительство переехало в Москву.

Мировая война приближалась к развязке. Гражданская война в России получала свое дальнейшее развитие.

Описание подготовлено по книге А.М. Зайончковского «Мировая война 1914–1918», изд. 1931 г.

Следующая цитата

Можно ли было обойтись без пакта Молотова-Риббентропа?

Договор о ненападении между Германией и Советским Союзом от 23 августа 1939 года, подписанный главами ведомств по иностранным делам - В. М. Молотовым и И. фон Риббентропом, стал одним из главных обвинений, которые предъявляют лично И. Сталину и СССР. Для либералов и внешних врагов русского народа этот пакт является темой, с помощью которой они пытаются заставить покаяться Россию, тем самым её включают в число агрессоров, зачинщиков Второй мировой войны.

Однако в большинстве случаев критики этого соглашения не учитывают геополитические реалии того времени, когда аналогичные соглашения с Германией существовали у Польши, Англии и других государств. На пакт смотрят с высоты нашего, ещё относительно благополучного времени. Чтобы понять необходимость этого соглашения необходимо проникнуться духом 1939 года и проанализировать несколько возможных сценариев действий Советского Союза.

Для начало надо вспомнить, что к 1939 году в мире существовало три основные силы: 1) «западные демократии» - Франция, Англия, США и их союзники; 2) Германия, Италия, Япония и их союзники; 3) СССР. Неизбежность столкновения в Москве отлично понимали. Однако Москве надо было максимально оттянуть начало вступления Союза в войну, чтобы использовать это время для реализации программы индустриализации и перевооружения армии. Худшим сценарием для СССР было столкновение с германо-итало-японским блоком, при враждебной позиции «стран демократии». Кроме того, существовала возможность столкновения СССР с Англией и Францией, при первоначальном нейтралитете Германии. Так, во время советско-финской войны, Лондон и Париж уже фактически решились на войну с СССР, планируя помочь Финляндии, высадив экспедиционный корпус в Скандинавии и нанести удар по южным рубежам СССР с территории Ближнего Востока (план бомбардировок нефтяных месторождений в районе Баку).

Москва же проводила настолько разумную политику, что первоначально Германия нанесла удар по англо-французскому блоку, сильно ослабив его позиции. Только после разгрома Франции, Берлин повернул вермахт на восток. В результате Германия и её союзники оказались в состоянии войны с двумя силами глобального уровня значимости. Это предопределило исход Второй мировой войны. Англо-саксы ненавидели СССР и мечтали о его расчленении также, как германское военно-политическое руководство (если не больше), но были вынуждены стать союзниками Москвы, чтобы сохранить лицо при плохой игре. Выгод хозяева США и Великобритании от Второй мировой войны получили много. Но всё же главная цель не была достигнута. СССР не только не был уничтожен и расчленён на национальные «бантустаны», контролируемые «мировым сообществом», но в огне войны стал сильнее, получил статус сверхдержавы. СССР по-прежнему строил более справедливый мировой порядок, подкреплённый статусом победителя «коричневой чумы».

Варианты развития событий в случае, если бы СССР не подписал пакт о ненападении

Сценарий первый. СССР и Германия не подписывают пакт о ненападении. Отношения СССР с Польшей остаются враждебными. Военная конвенция Советского Союза с Англией и Францией не подписана. В таком случае вермахт громит польские вооружённые силы и захватывает всю Польшу, включая Западную Белоруссию и Западную Украину. На западной границе Германия начинается «странная война», когда англичане и французы сбрасывают на немецкие войска и города не бомбы, а листовки и командование вместо организации наступательных операций, решает задачу по развлечению солдат. Очевидно, что Гитлеру выдано «разрешение» на удар по СССР.

Выйдя на границу СССР, вермахт упирается в войска Белорусского и Киевского округов, которые приведены в боевую готовность в связи с войной на сопредельной территории. Не имея с Москвой никакого соглашения, учитывая антифашистские заявления советского руководства в предвоенный период и высказывания Гитлера о необходимости «жизненного пространства» на востоке, немецкие военные вынуждены считать нас врагом номер один. Понятно, что сразу в бой немецкие войска не бросаются, необходимо перегруппировать силы, разработать план вторжения, навести порядок на польской территории, тем более, что перед ними полоса довольно сильных укрепрайонов.

Однако немецкое командование практически сразу может улучшить стратегическое положение своих войск – с северо-запада над Белорусской ССР нависают Литва и Латвия, которые имеют незначительные вооружённые силы. Их захват или «добровольное» присоединение позволял обойти наши войска в Белоруссии с левого фланга, в результате штурмовать укрепрайоны было уже не нужно. Советское командование при ударе с севера, само бы вывело войска из возможного кольца окружения. Кроме того, немецкие войска выходили на советскую границу в районе Себежа и оказывались в 550 километрах от Москвы, где было всего два естественных рубежа – Ловать и верховья Западной Двины. В тылу оставалась Березина и Днепр, который в 1941 году в районе Смоленска на три месяца задержал наступление группы армий «Центр» на советскую столицу и заставил немецкое командование израсходовать 44% своего стратегического резерва. В итоге план «Барбаросса» - молниеносной войны, получал все шансы на реализацию. Если учесть факт возможности захвата немецкими войсками Эстонии и выхода вермахта на рубеж для быстрого захвата Ленинграда, ситуация сложилась бы катастрофическая ещё до начала боевых действий. СССР был вынужден воевать в ещё более жестких условиях, чем произошло в реальности.

Сомнение нет, СССР одержал победу и в такой ситуации, но потери многократно увеличивались. Франция и Англия сохраняли свои силы и ресурсы в неприкосновенности и при поддержке США, в конце Второй мировой войны могли претендовать на контроль над большей частью планеты.

Сценарий второй. В этом варианте, Москва была должна, выступить на стороне Польши, как того хотели Англия и Франция. Проблема была в том, что польское руководство не хотело такой помощи. Так, в апреле 1939 года польское посольство в Лондоне сообщило временному поверенному в делах Германии в Соединенном Королевстве Теодору Кордту что «Германия может быть уверена в том, что Польша никогда не позволит вступить на свою территорию ни одному солдату Советской России». Это была твёрдая позиция, которую Варшава не изменила даже в результате политического давления Франции. Даже 20 августа 1939 года, за три дня до подписания советско-германского договора о ненападении и за одиннадцать дней до начала Второй мировой войны, польский министр иностранных дел Юзеф Бек телеграфировал послу Польши во Франции Лукасевичу, что «Польшу с Советами не связывают никакие военные договоры, и польское правительство такой договор заключать не намеревается». Необходимо также учесть и то, что Франция и Англия не собирались давать СССР твёрдых гарантий и подписывать военную конвенцию.

В этом случае, советским войскам приходится преодолевать сопротивление польских войск, вести войну на враждебной территории, так как поляки не хотят, чтобы мы за них вступались. Франция и Англия на Западном фронте ведут «странную войну». Вступив боевое соприкосновение с вермахтом, при примерном материально-техническом равенстве сил и людских ресурсов, и при отсутствии внезапности удара как у той, так и у другой стороны война постепенно приобретёт затяжной, позиционный характер. Правда, у немцев будет возможность флангового удара через Прибалтику. Немецкое командование может попытаться отсечь и окружить советские войска в Польше.

Этот сценарий также весьма неблагоприятен для Москвы. СССР и Германия будут истощать силы в борьбе с друг другом, в выигрыше останутся «страны демократии».

Сценарий третий. Варшава, перед угрозой полной ликвидации польской государственности, могла порвать союзнические отношения с Англией и Францией, и вступить в германский блок. Благо Варшава уже имела опыт сотрудничества с Берлином во время расчленения Чехословакии. Собственно 18 августа Варшава заявила о готовности к передаче Данцига, проведению плебисцита в польском коридоре и военному союзу с Третьим рейхом против СССР. Правда, польское руководство сделало оговорку, Лондон должен был дать согласие на это. Необходимо вспомнить, что польские политики давно зарились на советские земли и были не прочь поучаствовать в разделе СССР, претендуя на Украину. Но Варшава хотела, чтобы всю грязную работу сделала сама Германия – ударив через Восточную Пруссию – Прибалтику и Румынию. Поляки хотели уже делить шкуру убитого медведя, а не воевать с ним.

В таком случае удар по СССР наносили германо-польские войска, т. е. Гитлер получал в своё распоряжение 1 млн. польскую армию (с возможностью роста её численности). Англия и Франция остаются официально нейтральными. Рейх к 1 сентября 1939 года имел в вермахте 3 миллиона 180 тысяч человек. Советский Союз тогда мог выставить 2 млн. 118 тыс. солдат (штат мирного времени, к началу польской кампании численность была значительно увеличена). Это была вся Красная Армия. Поэтому, не надо было забывать, что значительная группировка советских войск была на Дальнем Востоке - Особая Дальневосточная армия. Она там стояла на случай угрозы со стороны Японской империи. А угроза была нешуточная - как раз перед самым началом большой войны в Европе военные действия в Монголии между советской и японской армиями были в самом разгаре. СССР грозила война на два фронта. Японское руководство обдумывало вопрос о главном направлении удара: южное направление или северное. Быстрый разгром японской группировки (бои на Халхин-Голе) показал мощь советской армии, поэтому Токио решило идти на юг, вытеснив Англию, США, Голландию и Францию из Азиатско-Тихоокеанского региона. Но СССР пришлось всю Великую Отечественную войну держать на востоке значительные силы, чтобы обезопасить свои дальневосточные рубежи.

Ленинградский военный округ решал задачу защиты Ленинграда от Финляндии, из него на запад нельзя было перебрасывать значительные силы. Закавказский округ также не мог использовать большую часть сил для войны с Германией – существовала вероятность нападения Турции. Его подкреплял Северо-Кавказский округ. Особым Западному и Киевскому округам могли помочь Архангельский, Одесский, Московский, Орловский, Харьковский, Северокавказский, Приволжский, Уральский, Среднеазиатский военные округа. Сибирский и Забайкальский были ориентированы на поддержку Дальневосточного фронта. К тому же надо было учесть временной фактор – тыловым округам необходимо было определённое время на мобилизацию и отправку подкреплений.

В Западном и Киевском округах, которые должны были выдержать первый удар врага, было 617 тыс. человек. Таким образом, соотношение сил по личному составу выходило в пользу Германии. Берлин мог сконцентрировать против СССР почти все наличные силы, оголить западные рубежи.

Нельзя забывать и негативное отношение прибалтийских государств к СССР. Они могли быть оккупированы вермахтом, или добровольно перейти на его сторону – дав Берлину в случае мобилизации 400-500 тыс. человек. Причём самым страшным были не эти сотни тысяч солдат, а то, что территория Прибалтики могла быть использована как удобный плацдарм для обходного маневра и удара по СССР.

Очевидно, что в Москве это понимали не хуже, чем мы с вами сейчас (скорее лучше). Сталин был прагматиком и отлично умел считать. Вступать в войну с германо-польской коалицией в 1939 году было бы очень глупо. Англия и Франция оставались нейтральными. Румыния, Венгрия, Словакия, Италия и Финляндия поддерживали Германию. Имея то геополитическое положение, которое досталось Советской России после революции и Гражданской войны, когда от нашей Родины были отторгнуты Бессарабия, Польша, Западная Украина, Западная Белоруссия, Эстония, Латвия, Литва и Финляндия, что резко ухудшило военно-стратегическое положение на западных рубежах, и вступать в схватку с таким сильным врагом, как Германия, было недопустимым риском. В Москве понимали, что пакт о ненападении носит временный характер, и что Третий рейх.ю решив свои задачи в Западной Европе, снова устремится на восток. Поэтому, чтобы улучшить военно-стратегические позиции на западном направлении, Сталин и предпринял усилия по обратному присоединению к России Бессарабии, Прибалтики и части Финляндии. Когда стоит вопрос о выживании целой цивилизации, проблема выбора для государств-лимитрофов не существуют.

Читайте также: