Virtute et veritate девиз суворова

Обновлено: 22.05.2024

С семилетнего возраста моего я жил под солдатскою палаткой, при отце моем, командовавшем тогда Полтавским легкоконным полком, - об этом где-то было уже сказано. Забавы детства моего состояли в метании ружьем и в маршировке, а верх блаженства - в езде на казачьей лошади с покойным Филиппом Михайловичем Ежовым, сотником Донского войска.

Как резвому ребенку не полюбить всего военного при всечасном зрелище солдат и лагеря? А тип всего военного, русского, родного военного, не был ли тогда Суворов? Не Суворовым ли занимались и лагерные сборища, и гражданские общества того времени? Не он ли был предметом восхищений и благословений, заочно и лично, всех и каждого? Его таинственность в постоянно употребляемых им странностях наперекор условным странностям света; его предприятия, казавшиеся исполняемыми как будто очертя голову; его молниелетные переходы, его громовые победы на неожиданных ни нами, ни неприятелем точках театра военных действий - вся эта поэзия событий, подвигов, побед, славы, продолжавшихся несколько десятков лет сряду, все отзывалось в свежей, в молодой России полной поэзией, как все, что свежо и молодо.

Он был сын генерал-аншефа, человека весьма умного и образованного в свое время; оценив просвещение, он неослабно наблюдал за воспитанием сына и дочери (княгини Горчаковой). Александр Васильевич изучил основательно языки французский, немецкий, турецкий и отчасти италианский; до поступления своего на службу он не обнаруживал никаких странностей. Совершив славные партизанские подвиги во время Семилетней войны, он узнал, что такое люди; убедившись в невозможности достигнуть высших степеней наперекор могущественным завистникам, он стал отличаться причудами и странностями. Завистники его, видя эти странности и не подозревая истинной причины его успехов, вполне оцененных великой Екатериной, относили все его победы лишь слепому счастию.

Суворов вполне олицетворил собою героя трагедии Шекспира, поражающего в одно время комическим буфонством и смелыми порывами гения. Гордый от природы, он постоянно боролся с волею всесильных вельмож времен Екатерины. Он в глаза насмехался над могущественным Потемкиным, хотя часто писал ему весьма почтительные письма, и ссорился с всесильным австрийским министром бароном Тугутом. Он называл часто Потемкина и графа Разумовского своими благодетелями; отправляясь в Италию, Суворов пал к ногам Павла 1 .

Было ли это следствием расчета, к которому он прибегал для того, чтобы вводить в заблуждение наблюдателей, которых он любил ставить в недоумение, или, действуя на массы своими странностями, преступавшими за черту обыкновения, он хотел приковать к себе всеобщее внимание?

Если вся жизнь этого изумительного человека, одаренного нежным сердцем 2 , возвышенным умом и высокою душой, была лишь театральным представлением и все его поступки заблаговременно обдуманы, - весьма любопытно знать: когда он был в естественном положении? Балагуря и напуская на себя разного рода причуды, он в то же время отдавал приказания армиям, обнаруживавшие могучий гений. Беседуя с глазу на глаз с Екатериной о высших военных и политических предметах, он удивлял эту необычайную женщину своим оригинальным, превосходным умом и обширными разносторонними сведениями 3 ; поражая вельмож своими высокими подвигами, он язвил их насмешками, достойными Аристофана и Пирона. Во время боя, следя внимательно за всеми обстоятельствами, он вполне обнимал и проникал их своим орлиным взглядом. В минуты, где беседа его с государственными людьми становилась наиболее любопытною, когда он, с свойственной ему ясностью и красноречием, излагал ход дел, он внезапно вскакивал на стул и пел петухом либо казался усыпленным вследствие подобного разговора; таким образом поступил он с графом Разумовским и эрцгерцогом Карлом. Лишь только они начинали говорить о военных действиях, Суворов, по-видимому, засыпал, что вынуждало их изменять разговор, или, увлекая их своим красноречием, он внезапно прерывал свой рассказ криками петуха. Эрцгерцог, оскорбившись этим, сказал ему: «Вы, вероятно, граф, не почитаете меня достаточно умным и образованным, чтобы слушать ваши поучительные и красноречивые речи?» На это Суворов возразил ему: «Проживете с моих лет и испытаете то, что я испытал, и вы тогда запоете не петухом, а курицей». Набожный до суеверия, он своими причудами в храмах вызывал улыбку самих священнослужителей.

Многие указывают на Суворова как на человека сумасбродного, невежду, злодея, не уступавшего в жестокости Атилле и Тамерлану, и отказывают ему даже в военном гении. Хотя я вполне сознаю свое бессилие и неспособность, чтобы вполне опровергнуть все возводимые на этого великого человека клеветы, но я дерзаю, хотя слабо, возражать порицателям его. Предводительствуя российскими армиями пятьдесят пять лет сряду, он не сделал несчастным ни одного чиновника и рядового; он, не ударив ни разу солдата, карал виновных лишь насмешками, прозвищами в народном духе, которые врезывались в них, как клейма. Он иногда приказывал людей, не заслуживших его расположения, выкуривать жаровнями. Кровопролитие при взятии Измаила и Праги было лишь прямым последствием всякого штурма после продолжительной и упорной обороны. Во всех войнах в Азии, где каждый житель есть вместе с тем воин, и в Европе во время народной войны, когда гарнизоны, вспомоществуемые жителями, отражают неприятеля, всякий приступ неминуемо сопровождается кровопролитием. Вспомним кровопролитные штурмы Сарагосы и Тарагоны; последнею овладел человеколюбивый и благородный Сюшет. Вспомним, наконец, варварские поступки англичан в Индии; эти народы, кичащиеся своим просвещением, упоминая о кровопролитии при взятии Измаила и Праги, умалчивают о совершенных ими злодеяниях, не оправдываемых даже обстоятельствами. Нет сомнения, что если б французы овладели приступом городами Сен-Жан-д\'Акр и Смоленском, они поступили бы таким же образом, потому что ожесточение осаждающих возрастает по мере сопротивления гарнизона. Штурмующие, ворвавшись в улицы и дома, еще обороняемые защитниками, приходят в остервенение; начальники не в состоянии обуздать порыв войск до полного низложения гарнизона.

Таким образом были взяты Измаил и Прага. Легко осуждать это в кабинете, вне круга ожесточенного боя, но христианская вера, совесть и человеколюбивый голос начальников не в состоянии остановить ожесточенных и упоенных победою солдат. Во время штурма Праги остервенение наших войск, пылавших местью за изменническое побиение поляками товарищей, достигло крайних пределов. Суворов, вступая в Варшаву, взял с собою лишь те полки, которые не занимали этой столицы с Игельстромом в эпоху вероломного побоища русских. Полки, наиболее тогда потерпевшие, были оставлены в Праге, дабы не дать им случая удовлетворить свое мщение. Этот поступок, о котором многие не знают, достаточно говорит в пользу человеколюбия Суворова 4 .

Чужой компьютер

Сергей Рогов

Сергей Рогов

перейти к странице

Сергей Рогов

Сергей Рогов запись закреплена
П о з и т и в н ы е люди

"Virtute et veritate" - "Доблесть и верность"

24 ноября 1730 года родился великий русский полководец Александр Васильевич Суворов (ум. 1800), не потерпевший ни одного поражения в своей военной карьере (более 60 сражений), неоднократно наголову разбивавший значительно превосходящие по численности силы противника.

В скоромные дни он пил по три чашки со сливками, без хлеба и сухарей, в постные – без сливок. Строго соблюдал все посты, не исключая среды и пятницы. А во время Страстной недели Суворов ничего не ел, а только пил один черный чай без хлеба.

Когда подавался чай, Суворов требовал белой бумаги для записи своих выученных уроков. Писал он всегда тушью, а не чернилами.

Чистому – все чисто.

Письма писал на толстой бумаге, иногда на небольших клочках, самым мельчайшим почерком. Слог его был краток и мужественен и выбор выражений так меток, что он никогда написанного не поправлял. Запечатывал он их самым дорогим сургучом и огромной печатью с знаменами, пушками и саблями с надписью: "Virtute et veritate", т. е. "доблесть и верность" – девиз Суворова. После чая он спрашивал повара, что тот будет готовить и что будет у него для гостей. Повар отвечал. "А для меня что?" – спрашивал Суворов. В постный день повар отвечал: уха, а в скоромный – щи. Вторым блюдом было жаркое. Сладкого Суворов никогда не ел, соусов тоже. Большой званый обед для гостей у него был из семи блюд, а иногда и более. Если кто желал угостить обедом Суворова, то приглашал к себе его повара – другой стряпни он не ел. Суворов очень любил, когда у него обедали и говорили много за столом, но не терпел тех, кто много ел. Раз один приезжий иностранец обедал у Суворова и удивил его и всех присутствующих своим аппетитом. Всякое блюдо быстро исчезало. Суворов смотрел с изумлением. На другой день он не мог позабыть этого посещения и сказал: "Ну, спасибо гостю, он первый изволил отдать справедливость искусству моего повара, ел, как будто у него нет желудка. Он не подходит под указ Петра Первого об отпуске прожорам двух пайков: для него мало и четырех".

Георгий Гупало - Мы - русские! Суворов: Жизнь, слова и подвиги великого.

Суворов неохотно тратил деньги на парадные обеды. Потемкин много раз напрашивался к нему на обед. Суворов всячески отшучивался, но наконец вынужден был пригласить его с многочисленной свитой. Суворов призывает к себе Матоне, метрдотеля, служившего у Потемкина, заказывает ему роскошный обед и просит не щадить денег на яства, а для себя приказывает своему повару изготовить два постных блюда. Обед вышел роскошнейшим и удивил даже самого Потемкина, привыкшего к роскоши. По выражению

Суворова, за столом "река виноградных слез несла на себе пряности обеих Индий". Но сам он, под предлогом нездоровья, кроме двух блюд, ничего не ел. На другой день, когда Матоне представил ему счет, простиравшийся за тысячу рублей, то Суворов отказался оплатить его, только написал на нем: "Я ничего не ел" и отправил Потемкину, который тотчас заплатил, сказав: "Дорого стоит мне этот Суворов!"

Георгий Гупало - Мы - русские! Суворов: Жизнь, слова и подвиги великого.

Но возвратимся опять к утру Суворова. После чая он, все еще неодетый, садился на софу и начинал петь по нотам духовные концерты Бортнянского и Сарти. Такое пение продолжалось целый час. Он очень любил петь. Голос у него был бас. У Суворова в московском доме, близ церкви Вознесения у Никитских ворот, жили даже крепостные певчие и музыканты. Он держал их там для усовершенствования в музыке и пении и приказывал ходить учиться к другим, славившимся тогда в Москве, например, к голицынским. На время пребывания Суворова в деревне певчие эти переводились из Москвы в имение.

Деньги дороги, жизнь человеческая еще дороже, а время дороже всего.

После пения Суворов спешил одеваться: туалет свой он совершал не более пяти минут и в конце еще раз умывал лицо холодной водой. Затем он приказывал камердинеру Прошке позвать своего адъютанта полковника Данила Давыдовича Мандрыкина с делами.

Ранее еще семи часов Суворов отправлялся на развод. К разводу Суворов выходил в мундире того полка, какой был тогда в карауле. После развода, если не было докладов и дел, он призывал инженерного полковника Фалькони для чтения иностранных газет. Суворов выписывал до двенадцати заграничных газет: шесть французских и шесть немецких и, кроме того, "Московские" и "Петербургские ведомости". Из оставшихся после Суворова расходных книг видно, что он на газеты тратил в год около трехсот рублей.

Жалок тот полководец, который по газетам ведет войну. Есть и другие вещи, которые знать ему надобно.

По окончании чтения газет Суворов спрашивал, подано ли кушанье. Садился он за стол в 8 часов утра, а когда у него был парадный обед, то часом позднее. Перед обедом он пил рюмку тминной сладкой водки, а когда страдал желудком, то выпивал рюмку пеннику с толченым перцем. Закусывал водку всегда редькой. Прибор за столом у него был самый простой: оловянная ложка, нож и вилка с белыми костяными черенками. На серебре он не ел, говоря: "В серебре есть яд". Суворов никогда не садился на хозяйское место, а всегда сбоку, по правую сторону стола, на самом углу. Перед обедом, идя к столу, он громко читал "Отче наш". Кушанья не ставили на стол, а носили прямо из кухни, с огня, горячие, в блюдах, обнося каждого гостя и начиная со старших. Суворову подносили не всякое блюдо, а только то, которое он кушал. Суворов соблюдал величайшую умеренность в пище, так как часто страдал расстройством же: лудка. Камердинер Прошка всегда стоял позади стула и не допускал ему съесть лишнее, прямо отнимая тарелку, не убеждаясь никакими просьбами, потому что знал, что в случае нездоровья Суворова он же будет в ответе и подвергнется строгому взысканию: "Зачем давал лишнее есть?" И если в такой момент разгневанный барин спрашивал, по чьему приказанию он это делает, отвечал: "По приказанию фельдмаршала Суворова". "Ему должно повиноваться", – говорил Суворов. Часто Прошка обходился весьма дерзко со своим барином. Король Сардинский Карл Эммануил прислал Прошке две медали на зеленых лентах с изображением на одной стороне императора Павла I, на другой – своего портрета с латинской надписью: "За сбережение здоровья Суворова". Прошка всегда носил их на груди.

В продолжение обеда Суворов пил немного венгерского или малагу, а в торжественные дни – шампанское. Суворов никогда не завтракал и не ужинал. Лакомств и плодов он не любил. Изредка только вместо ужина подавали ему нарезанный ломтиками лимон, обсыпанный сахаром, да иногда ложечки три варенья, которые он запивал сладким вином.

Во время походов Суворов никогда не обедал один: стол его накрывался на пятнадцать-двадцать персон для генералов и прочих чинов, составлявших его свиту. За столом Суворов имел предрассудки: не терпел, чтобы брали соль ножом из солонки, двигали ее с места на место или ему подавали – каждый должен был отсыпать себе на скатерть соли сколько ему угодно и тому подобное…

Голод – лучшее лекарство.

После стола всегда крестился три раза. Вообще он молился очень усердно и всегда с земными поклонами, утром и вечером, по четверти часа и более. Во время Великого поста в его комнатах всякий день отправлялась Божественная служба. Во время Божественной службы у себя дома, как и в деревне, он всегда служил дьячком, зная церковную службу лучше многих причетников. На Святой неделе, отслушав заутреню и раннюю обедню в церкви, он становился в одном ряду с духовенством и христосовался со всеми, кто бы ни был в церкви. Во все это время его камердинеры стояли сзади с лукошками крашеных яиц, и Суворов каждому подавал яйцо, но сам ни от кого не брал. Во всю Святую неделю пасха и кулич не сходили с его стола и предлагались каждому из гостей.

Безбожие поглощает государства и государей, веру, права и нравы.

Троицын день он праздновал по старинному русскому обычаю: обедал всегда с гостями в роще под березками, украшенными разноцветными лентами, при пении певчих или песенников и с музыкой. После обеда сам играл в хороводах с девушками и солдатами. В походах во время Святок, если это случалось в городах, всегда праздновал их шумно, приглашая множество гостей, забавлялся игрой в фанты и в другие игры и особенно ему нравилась игра "жив, жив курилка". На Масленице он очень любил гречневые блины и катание с гор. А также на этой неделе давал балы, иногда раза три в неделю. Сам он на них присутствовал до обыкновенного своего часа сна, и когда тот наступал, он потихоньку уходил от гостей в спальню, давая гостям веселиться до утра. Именины и день своего рождения никогда не праздновал, но всегда с большим почтением праздновал торжественные царские дни. В эти дни он бывал в церкви во всех орденах и во всем параде и после обедни приглашал гостей, а иногда давал бал.

  • расширить представление детей о судьбе и личности А.В. Суворова;
  • сформировать положительную нравственную оценку таких качеств, как целеустремлённость, воля к победе, самоотверженность, патриотизм, верность присяге, упорство, настойчивость;
  • побудить детей к изучению истории России;
  • воспитывать уважение к истории своей страны.

Ход классного часа

(На экране название классного часа - слайд №1, приложение 2; звучит музыка "Снегирь" - приложение №1)

Вступительное слово классного руководителя:

Человеку всегда было свойственно стремление к идеалу. Молодой человек жадно ищет образец для подражания, эталон, на который хочется быть похожим, с которого следует брать пример. Герои боевиков, участники телевизионных шоу, миллионеры, политики - вот кумиры современной молодёжи. Но цена этим кумирам - ничтожна. Их забывают, как только они исчезают с экранов. Только жалко людей, которые пускаются в погоню за такими идеалами.

А ведь истинный идеал - он как факел в тёмном, дремучем лесу. Он может осветить всю жизнь человека, придать ей смысл, вдохновить на подвиг. И такие идеалы мы можем найти в истории нашего Отечества. Сегодня мы будем говорить об одном из них. Великий полководец, не знавший поражений, любимец солдат, народный герой. Он принёс славу своему Отечеству и сам добился невиданной славы. (1)

(На экране портрет Суворова А.В. и годы жизни /1730 - 1800/) - слайд №2 (приложение 2)

Ведущие две девушки (1, 2):

1. Александр Васильевич Суворов родился в 1730 году в семье офицера гвардии. Его отец считал, что из-за плохого здоровья сын не пойдёт по его стопам, но мальчик, напротив, стал закаляться: обливался колодезной водой, в любую погоду скакал верхом на лошади:

2. Однажды в дом к Суворовым приехал важный гость - артиллерийский офицер Ибрагим Петрович Ганнибал, воспитанник Петра I. Увидев отважного мальчугана, который пытался оседлать норовистого коня, гость сказал отцу: "Записывай сына в полк. Добрый будет воин!"

(На экране портрет отца Суворова - Василия Ивановича) слайд №3, приложение 2.

1. В отличие от родителей других военных, Василий Иванович не добивался присвоения сыну званий по мере взросления, и 17-летний Суворов прибыл в полк простым солдатом. Юных гвардейцев в учебных целях заставляли совершать длинные переходы, разбивать полевой лагерь и проводить учебные стрельбы. Вот тогда Александру Суворову пригодилась его физическая подготовка. Вскоре он был произведён в офицеры, в то время как другие оставались солдатами. В 1762 году он получил звание полковника и стал командиром Суздальского пехотного полка.

2. Столкнувшись с рекрутами, вчерашними забитыми крепостными крестьянами, Суворов стремился сделать из них находчивых солдат. Он прекратил телесные наказания за дисциплинарные нарушения. Начал учить солдат читать, писать и считать, чем вызвал недоумение офицеров. В книге "Наука побеждать" простым, понятным языком он изложил "три воинских искусства": Первое - глазомер. Второе - быстрота. Третье - натиск.(2)

Выходят два бойца (1, 2):

(На экране написано "ПОБЕДА НАД САМИМ СОБОЙ" - слайд №4, приложение 2)

Наш рассказ о Суворове можно назвать "Победа над самим собой".

Говорят, генералиссимус Суворов провел 60 сражений и во всех 60 одержал победу. Но самую первую и самую главную победу он одержал над собственной слабостью, над самим собой. В детстве Суворов был хилым, болезненным ребёнком, вечно простуженным и нездоровым. Его отец решил, что мальчик не годится к военной службе, потому что он ростом мал, тощ, плохо сложен и некрасив, а в армии нужны сильные, выносливые здоровые офицеры. Но у Саши были совсем другие планы. С самого раннего детства он увлёкся военной историей и военным делом. Он запоем читал биографии полководцев: Александра Македонского, Юлия Цезаря, Ганнибала, восхищался выносливостью, мужеством древних воинов, которые могли сутками идти по пустыне, не боялись жары, жажды, холода. Он поставил себе цель - стать полководцем. И ради этой цели он решил переделать себя. Он занимается гимнастикой, обливается холодной водой, даже в самую лютую стужу, ходит в лёгкой одежде. Чтоб испытать свою смелость, он скачет на лошади под проливным дождём, когда грохочет гром и сверкают молнии. Эту борьбу с собой, с собственной слабостью, ленью, изнеженностью Суворов вел всю жизнь, даже когда стал генералиссимусом.

Он просыпался с первыми петухами. Приказывал слугам: "Если не послушаю, тащи меня за ногу!" Он спал на сене, укрывался простынёй или своим кафтаном, каждый день обливался холодной водой, делал зарядку, бегал, каждую свободную минуту старался использовать для учёбы - учил языки, литературу, историю. Он избегал всякой роскоши, ел очень простую пищу, строжайше соблюдал все церковные посты, не исключая среды и пятницы. А во время Страстной недели Суворов ничего не ел, а только пил один чай без хлеба. Он вообще был глубоко верующим человеком.

Вера в Бога и в добро всю жизнь руководили Суворовым. Он не начинал ни одного сражения, не обратившись с горячей молитвой к Богу. И каждую победу начинал праздновать с благодарственного молебна. Он считал, что и в армии все должны быть верующими. Суворов говорил: "Неверующее войско учить, что ржавое железо точить". Суворов был очень скромным человеком, избегал самолюбования - терпеть не мог зеркал и своих парадных портретов. (1)

(На экране въезд Суворова в Измаил - слайд №5, приложение 2)

Ведущие две девушки (3, 4):

3. Суворовские молниеносные переходы стали легендой. Он появлялся перед противником там, где его не ожидали. Суворов особенно ценил штыковой удар. "Пуля - дура, штык - молодец", - говаривал он. Навязывая неприятелю ближний бой, полководец использовал редкую способность русского солдата к рукопашной схватке.

4. В русско-турецкой войне 1787 - 1791 годов русские войска под командованием Суворова захватили турецкую крепость Очаков, а в декабре 1790 года пала сильнейшая турецкая крепость Измаил.(2)

Выходят два бойца (3, 4):

(На экране написано "ДОБЛЕСТЬ И ВЕРНОСТЬ" - слайд №6, приложение 2)

Наш рассказ о Суворове мы назовём "Доблесть и верность".

Суворов - величайший полководец мира. Он прошёл все ступени воинской службы - от солдата до генералиссимуса. Путём самообразования, он досконально изучил военное искусство, знал географию, математику, интересовался философией, говорил на 8 иностранных языках! Он хорошо знал жизнь солдат и офицеров, жил в солдатских казармах, ел солдатскую кашу, не доверяя никому, вникал во все подробности армейской жизни. Он любил русского солдата, сумел оценить драгоценные качества его души. Он учил их секретам военного искусства. Это была суворовская "Наука побеждать" - так назвал полководец свою книгу о военной науке. И эта наука обучала солдат только одному - атаке и штурму.

Главные правила этой науки: "Быстрота и внезапность заменяют число. Натиск и удар решают битву. Приступ предпочтительнее осады". Суворовская "Наука побеждать" и сделала его солдат "чудо-богатырями", которые принесли славу полководцу и Отечеству. В современной армии есть спецназ, специальные элитные войска, которые отличаются высоким боевым духом и отличной подготовкой. А у Суворова вся армия была такая!

(на экране портрет Павла I и А.В. Суворова - слайд № 7, приложение 2)

Боец 4. Император Павел преклонялся перед Пруссией. В русской армии он ввел прусские порядки, нарядил солдат в прусские парики с буклями и косами, посыпанными мукой, ввёл жёсткую муштру и палочную дисциплину. В этой армии главным было - не служить, а беспрекословно подчиняться. Суворов, наоборот, учил солдат самостоятельности, инициативе. Он говорил: "Каждый воин должен знать свой манёвр". О прусских порядках он говорил: "Русские прусских всегда бивали, что ж тут перенять?

Выходят Павел I и Суворов.

Боец 4. На одном из парадов Павел I увидел на Суворове старую русскую форму.

Павел. (зло) Александр Васильевич, соизвольте снять сие одеяние и предстать на параде одетым по уставу.

Боец 4. Но Суворов не захотел подчиниться этим порядкам.

Суворов. Что ж, Павел Петрович: Пудра - не порох, букли - не пушка, коса - не тесак, я не немец, а природный русак".

Боец 4. После этих слов Суворов развернулся и уехал с парада. За это разгневанный император отправил Суворова в ссылку. Но потом вынужден был вернуть его в армию. Суворов отличался безрассудной отвагой. Он не боялся смерти. Его мечтой было умереть на поле брани. Суворов был награждён самыми высокими русскими и зарубежными орденами и титулами. Но самой высшей наградой для него была любовь солдат и уважение народа. На всех своих письмах Суворов ставил сургучную печать с пушками, саблями, знамёнами. На печати была надпись по-латыни: "Virtute et veritate", то есть "Доблесть и верность" - этот девиз Суворов пронес через всю жизнь.(1)

Выходят две ведущие (5, 6) и два бойца (5, 6):

(На экране написано "ЧУДО ВЕННОЙ ИСТОРИИ" - слайд №8, приложение 2)

Мы расскажем о Швейцарском походе Суворова. Этот поход назвали "чудом военной истории".

(На экране картина Сурикова "Переход Суворова через Альпы" - слайд №9, приложение 2)

Все помнят картину Сурикова "Переход Суворова через Альпы". На этой картине изображён Суворов и его солдаты, которые весело спускаются с горки. Но это не простые горки, это были грозные Альпы - неприступные скалы, ледники, обрывы, водопады, пропасти. Местные жители утверждали, что в это время многие перевалы непроходимы, но Суворов говорил: "Там, где пройдёт олень, там пройдёт и русский солдат. Там, где не пройдёт олень, всё равно пройдёт русский солдат!" Ведя ожесточенные бои, русская армия двигалась по горным тропам и перевалам. Русские перебирались через обледенелые скалы и бездонные ущелья, шли среди облаков, ночевали на ледниках.

Чтобы выйти из окружения, солдатам приходилось иногда идти по пояс в снегу, всю артиллерию пришлось бросить, армия несла большие потери. Но Суворов поддерживал боевой дух в своих солдатах. Он говорил: "Мы русские, мы всё одолеем!" И русским удалось вырваться из вражеского кольца и даже привести с собой 1400 пленных. Вся Европа дивилась стойкости и храбрости русских солдат! Потом Суворов скажет:

"Русский штык прорвался сквозь Альпы". (1)

5. Участие русской армии в антифранцузской коалиции завершилось военно-политическим союзом между Россией и Францией. Заболевшего в Альпах Суворова привезли в Петербург, где на предсмертном одре он узнал, что ему присвоено звание генералиссимуса. В мае 1800 года оборвалась жизнь А.В.Суворова - полководца, не проигравшего ни одного сражения. (2)

(На экране изображение могилы Суворова - слайд № 10, приложение 2)

6. Те, кто видел его могилу в Александро-Невской Лавре, в Санкт-Петербурге, невольно останавливались, не в силах сдержать трепетного благоговения:

Вделанная в пол белая мраморная плита с огромными медными буквами: "Здесь лежит Суворов". И никаких объяснений - ни орденов, ни титулов. Просто большими буквами СУВОРОВ - и у каждого русского сожмётся сердце. (1)

Русский поэт Ю.Николаев написал прекрасное стихотворение, в котором выразил все эти чувства.

С годами сердце жаждет простоты,
Побольше дел, поменьше разговоров.
Вот я стою у каменной плиты
С тремя словами: "Здесь лежит Суворов".
Ни мрамора, ни бронзы рядом нет.
Цветы и те глядят чуть-чуть сурово.
Как много надо одержать побед,
Чтоб так звучали три негромких слова!
Когда хватают славу на лету,
Когда о титулах заводят споры,
Я вспоминаю серую плиту
С тремя словами: "Здесь лежит Суворов".

Заслуженная, истинная слава: (1)

Суворов велик и вечен, как и страна его породившая, как и русский народ!

(Звучит героико-патриотический полонез "Гром победы раздавайся", музыка О.А.Козловского, слова Г.Р.Державина - приложение 3;

На экране слайд №11 "Генералиссимус А.В.Суворов", приложение 2)

"Мы русские, мы всё одолеем". Это слова Суворова. Он страстно верил в силу России, русского духа, характера. И эти слова великого полководца вселяют уверенность, что что бы ни случилось Россия выстоит и всё одолеет.

Как вы считаете, ребята, нужно ли сейчас вспоминать о далёких победах русского оружия, устанавливать дни воинской славы?

(ученики отвечают на вопрос, вместе с учителем формулируют вывод, основываясь на том, что они услышали и узнали сегодня)

Использованная литература.

1. Классные часы: 7 класс / Автор-составитель А.В.Давыдова. - М.: ВАКО, 2008. - 256 с. - (Учебный год).

2. Краткая энциклопедия школьника: "Великие полководцы" / Автор-составитель В.Авдеенко. - ОАО "Молодая гвардия", 2001.

Читайте также: