Притча о сеятеле толкование

Обновлено: 22.04.2024

Сказал Господь такую притчу: вышел сеятель сеять семя свое, и когда он сеял, иное упало при дороге и было потоптано, и птицы небесные поклевали его; а иное упало на камень и, взойдя, засохло, потому что не имело влаги; а иное упало между тернием, и выросло терние и заглушило его; а иное упало на добрую землю и, взойдя, принесло плод сторичный. Сказав сие, возгласил: кто имеет уши слышать, да слышит!

Ученики же Его спросили у Него: что бы значила притча сия? Он сказал: вам дано знать тайны Царствия Божия, а прочим в притчах, так что они видя не видят и слыша не разумеют. Вот что значит притча сия: семя есть слово Божие; а упавшее при пути, это суть слушающие, к которым потом приходит диавол и уносит слово из сердца их, чтобы они не уверовали и не спаслись; а упавшее на камень, это те, которые, когда услышат слово, с радостью принимают, но которые не имеют корня, и временем веруют, а во время искушения отпадают; а упавшее в терние, это те, которые слушают слово, но, отходя, заботами, богатством и наслаждениями житейскими подавляются и не приносят плода; а упавшее на добрую землю, это те, которые, услышав слово, хранят его в добром и чистом сердце и приносят плод в терпении. Сказав это, Он возгласил: кто имеет уши слышать, да слышит!

Святые отцы говорят, что научиться читать слово Божие возможно только всей нашей жизнью. Сегодняшнее Евангелие – притча о сеятеле – о том, как мы должны слушать и воспринимать слово Божие. Господь говорит нам самые простые слова: птица летит, цветы цветут, сеятель сеет, рыбак ловит рыбу. Но во всем, оказывается, заключены бездны премудрости, потому что это Бог сотворил и благословил, во всем присутствуют тайны, связанные с Царствием Божиим. И хотя мы неспособны воспринимать мир на такой глубине, как Христос и святые, которые научились от Господа, – как в открытой книге читать Божии тайны, – но слово Божие должно быть нами воспринято так, как оно сказано.

Ученики спрашивают Господа о значении притчи о сеятеле, которую Он сказал в присутствии множества народа. Мы должны стремиться узнать сокровенный смысл слова Божия. Оно неотделимо от молитвы, но молиться Богу и слышать Его слово мы должны разумно. Когда один законник, искушая Господа, спросил Его, как наследовать жизнь вечную, Господь сказал ему «Разумееши ли, что чтеши?» (Лк. 10, 26).

У учеников Христовых была возможность, в отличие от других людей, спросить о значении притчи о сеятеле. У нас тоже есть возможность спросить у Церкви, что значат Его слова. Это самое главное, что есть в жизни человеческой, – узнать, что говорит тебе Христос. Самый счастливый человек – кто слышит это и постигает.

«Вам дано, – говорит Господь, – знать тайны Царствия Божия, а прочим в притчах». Почему одним дано, а другим нет? Потому, что чем больше нам открывается истина, тем больше наша ответственность за то, что нам дано. Кому дано, с того и спросится. Потому Господь Сердцеведец даже Своим ближайшим ученикам не сразу открывает глубины Своего слова, а постепенно просвещает, испытывая их в верности Божественной правде.

Люди в большинстве своем находятся в духовной слепоте и глухоте: они видят только поверхность. Они могут читать Библию, Евангелие, и воспринимать то, что там написано, только внешне. А внутренне Господь не открывает им духовные тайны жизни, пока не увидит, что они изо всех сил стараются жить по правде и совести.

Что такое человеческое сердце? Мы видим, что человеческое сердце – это почва, в которую сеется семя слова Божия. Пока не посеяно семя слова Божия в сердце человеческом, оно ничего ценного принести не может. По естеству своему оно не в состоянии произрастить что-либо подлинное, глубокое, истинное. Поэтому весь смысл жизни заключается в том, чтобы эта почва и семя соединились в благодатном единстве – чтобы наше сердце и слово Христово соединились. Тогда Господь совершит дивное с нашей жизнью.

А враг нашего спасения очень зоркий и искусный. Его главная задача – не допустить, чтобы люди услышали слово Божие. В недавние времена очень трудно было достать Евангелие. Если кто-то привозил Евангелие из-за границы, то это считалось криминалом. А если кто-то доставал вдруг где-то Евангелие, то это было для человека действительно счастье – Божий подарок. Все делалось и делается во все времена в мире, чтобы не дать людям услышать слово Божие. Но слово Божие нельзя связать, нельзя навсегда поставить такие преграды, чтобы не было его.

Сатана никогда не сдается, хотя он всегда находится в унынии. Он надеется взять скорый реванш, когда видит, что люди все-таки пробиваются к слышанию слова Божия. Как мы видели в этой притче, диавол, прежде всего, стремится похитить слово Божие у тех, кто невнимательно слушает его. Похитить слово Божие из их сердец, с тем чтобы они не могли уверовать и спастись.

Кто не уверует, тот никогда не спасется – говорит нам сегодня слово Божие, и поэтому все усилия врага направлены на то, чтобы отвратить людей от веры. Враг хочет создать такую атмосферу, чтобы люди и слушали, и одновременно не слышали слово Божие. Пусть не по одному только «Радонежу» – по всем радиостанциям и программам телевидения благовествуют Евангелие – если бы такое произошло, для врага это еще не страшно. Ему важно, чтобы людям было неинтересно это слушать.

Или пусть слушают, удивляются: «Как умно сказано! Какая красота!» – но не верят этому слову. Как рассказывал один молодой человек, который обратился к вере в советские годы. Когда ему случайно попалось на глаза где-то в студенческом общежитии Евангелие, он открыл его и сразу увидел, что эта книга на несколько порядков (как он прочтет потом у Пушкина) превосходит все, что написано на человеческом языке. Но это не заставило его изменить жизнь, он даже не задумался о том, что должен измениться. Он просто решил, что он особенный человек и все хорошо понимает, в то время как кругом его глупые и слепые невежды.

Если дорога мира сего проходит через наше сердце, это значит, что оно не защищено ни от чего и открыто всем бесам. Невнимательное слушание слова Божия – неблагоговейное, небрежное – названо в Евангелии грехом поругания святыни, потому что это – семя, упавшее на дорогу и потоптанное людьми. Идет попрание драгоценнейшей святыни – люди топчут то, что предлагает им Господь – тайну жизни. Или эту святыню похищают птицы – бесы, которые налетая, из самого сердца склевывают семя, оттого что человек не хранит его, не дорожит даром Господним.

Одно семя упало при дороге, другое – на каменистую почву, а третье – среди терния. Господь Сам объясняет, что это значит. Глубина, на которой открывается значение слова Божия – это скорби, а скорби страшат людей. Многие радостно, вдохновенно воспринимают слово Христово, плачут иногда в храме, слыша это слово. Но Господь предлагает им ту глубину, где это слово возрастает. Предлагает им крестную глубину Своей жизни и смерти, Своей победы над злом и приобщение этой глубине – и люди страшатся. Ведь не зря сказано в Апокалипсисе: в конце всего, когда будет последний Суд, вне Царства Божия окажутся не только блудники и предатели, но и боязливые – те, кто боится жить по правде слова Божия. Может быть – думают они – можно жить как-нибудь не совсем так, как открывает это слово? Может быть, можно устроиться, чтобы не слишком уж рисковать собою, и от слова Христова не отречься?

Неизвестно, какое испытание – скорбями или благополучием – оказывается более опасным. «Посеянное в тернии» – испытание благополучием, в котором собраны житейские заботы, всевозможные сладости жизни. Это происходит сегодня на наших глазах. Когда от Церкви отпало большинство людей – во времена ли страшных гонений, когда Господь показал нам, что значит Его слово, или во времена сегодняшнего кажущегося благополучия, когда многих целиком захватывают житейские наслаждения, необязательно даже греховные? Человек всегда предпочитает горькому сладкое. Но нельзя забывать, что он не достиг еще того, что ему принадлежит по его естеству, что путь к этому – через горечь. И как часто тернием оказываются каждодневные постоянные заботы, которых никому, как будто бы, не избежать, но которые у многих вытесняют слово! Сказано – «подавляют» – душат его, и оно не приносит плода.

Господь говорит сегодня в Евангелии о том, что каждый человек призван достигнуть полноты духовной зрелости. Он прекращает жизнь человека тогда, когда видит, что большей зрелости этот человек не достигнет, и тогда ставит предел его земной жизни. Но даже младенец или отрок, который еще не постиг всю внешнюю мудрость, может приобщиться всей полноте жизни, которая заключена в слове Божием. И проживший долгую жизнь, может научаться от него. Пока мы на земле, мы никогда не достигаем по-настоящему духовной зрелости, но мы должны быть к ней всецело устремлены.

Плод добрый, говорит Христос, приносится стократно добрым и чистым сердцем. Сердцем, которое разумевает слово Божие, как говорит апостол Матфей в притче о сеятеле. Сердцем, которое принимает это слово, как говорит апостол Марк в своем Евангелии в этой же притче. Сердцем, которое хранит слово Божие – говорит апостол и евангелист Лука. Слово Божие хранится в сердце благоговейно и крепко – сказано в Евангелии от Луки – и тогда приносится плод в терпении. «Терпением вашим спасайте души ваши» (Лк. 21, 19), – говорит Господь, – «Претерпевший же до конца спасется». (Мф. 24, 13).

Вся жизнь со всеми искушениями, скорбями и благополучием, со всеми нашими победами (вернее – утешениями Божиими) и со всеми нашими поражениями, зовет нас к терпению. То, что мы приняли, мы сохраним, что бы с нами ни происходило. Как бы ни одолевал нас враг, мы никогда не отступим от слова жизни, которое дает нам Господь. И для нас слово Божие – это «запах живительный на жизнь», а не на смерть, как для врага рода человеческого и врага Божия.

Будем внимательны к слышанию слова Божия, чтобы нам не отпасть – говорит Господь. Будем остерегаться всего, что препятствует слову, которое мы услышали, принести плод в нашей жизни. И в особенности будем страшиться невнимательного, неблагоговейного, небрежного слышания слова Божия. Будем остерегаться, чтобы это слово, услышанное нами, не похитил враг и мы не потеряли то, над чем раньше трудились и что уже приобрели.

«Имеющий уши слышать, да слышит!» – возглашает Христос. Он возвышает Свой голос через все времена, через все века, через все поколения до конца времен. К каждому человеку без исключения, обращен Его голос. Господь говорит, что путь, который Он предлагает – трудный, узкий, крестный, но только этим путем – слышания слова Божия, принятия его в нашей жизни, в терпении и возрастании его – исполняем мы свое предназначение быть чадами Божиими, любящими и знающими любовь Божию и истину.

Похожая притча

Смысл притчи о Сеятеле достаточно подробно объяснен Самим Господом. К евангельскому объяснению можно еще прибавить, что Сеятель — это Сам Господь, семя — слово Божие, поле — все человечество, весь мир, воспринимающий в свои недра чудодейственное семя евангельского слова. Подобно семени, евангельское слово но­сит в себе начало жизни, жизни истинной, ду­ховной, ибо что такое истинная жизнь? Сия же есть жизнь вечная,отвечает Господь в Своей первосвященнической молитве,да знают Тебя, единого истинного Бога, и посланного Тобою Иисуса Христа (Ин. XVII , 3). Евангельское сло­во дает это знание истинного Бога, и потому оно является дивным семенем спасения и жизни. Брошенное в человеческое сердце, оно при бла­гоприятных условиях взрастает и приносит плоды — добрые дела и святую жизнь. Подобно се­мени, оно вечно носит в себе эту живую силу.

В настоящее время, как и девятнадцать веков тому назад, оно одинаково волнует и трогает, ра­ дует и утешает, судит и смиряет, затрагивая са­ мые сокровенные струны человеческого сердца.

Умирают философские системы, забываются политические теории, блекнут цветы поэзии, но слово Божие живо и действенно и острее всяко­ го меча обоюдоострого: оно проникает до разде­ ления души и духа, составов и мозгов, и судит помышления и намерения сердечные (Евр. IV , 12). В нем скрыта вечно живая истина.

Вдумаемся внимательнее в притчу, чтобы в ее дивных образах и символах открыть важные для нас законы душевной агрономии, на которые ука­ зывает Господь Иисус Христос.

Для того, чтобы с успехом возделывать ниву и применять к ней рациональные способы обра­ ботки, необходимо прежде всего изучить почву и знать ее состав. Песчаная почва требует одного удобрения, суглинок — другого, чернозем — ино го; да и сами приемы обработки на разной почве бывают неодинаковы. Точно также и в духовной жизни. Чтобы понять причины, обусловливаю­ щие для человека бесплодность слова Божия, и в то же время найти правильные способы обра­ ботки и воспитания души, которые могли бы по­ высить урожай святого семени, усилить влияние и действие на человека евангельского слова, — для этого надо изучить почву нашего сердца и выяснить, что именно в этом сердце препятству­ет успешному произрастанию семени. Соответ­ ственно с этим мы и можем принять те или дру­ гие меры.

Говоря о судьбе семени, Господь в Своей прит­ че изображает четыре рода условий, в которые оно попадает при посеве и которые различно вли­ яют на его произрастание. Это — четыре различ­ ных вида психики человека, четыре вида устро­ ения души.

Когда сеятель сеял, случилось, что иное (семя) упало при дороге, и налетели птицы и поклева­ ли то (ст. 4).

Это — первый тип. Сердце похоже на проез­ жую дорогу, а семя, падая на нее, даже не про­никает в почву, но остается на поверхности и делается легкой добычей птиц.

Что это за люди?

Это люди мелкой души, и жизнь для них — не серьезная задача, полная глубокого смысла, а просто фарс. Люди этого сорта евангельское сло­ во слушают так, как будто оно к ним не относит­ ся: они его не воспринимают.

Таковы три разряда людей, принадлежащих к типу проезжей дороги. У всех у них общее то, что семя слова Божия в их душу совершенно не проникает, их не волнует, не радует, не возбуж­ дает, но остается на поверхности, то есть только в памяти, в головном сознании, и, не принося никакого плода, скоро погибает.

Немного лучше следующие два рода почвы, указанные Господом Иисусом Христом в Его притче.

Иное семя упало на каменистое место, где немного было земли, и скоро взошло» потому что земля была неглубока; когда же взошло солнце, увяло и, как не имело корня, засохло (ст. 5-6).

Поясняя эти слова, Господь прибавляет: посе­ янное на каменистом месте означает тех, кото­ рые, когда услышат слово, тотчас с радостью принимают его, но не имеют в себе корня и непо­ стоянны; потом, когда настанет скорбь или го­ нение за слово, тотчас соблазняются (ст.16-17).

Тип, широко распространенный и достаточно нам знакомый. В этих людях есть несомненное стремление и любовь к добру, и слово Божие на­ ходит в них живой и быстрый отклик, но оно не захватывает их настолько сильно, чтобы ради осуществления его в жизни они нашли в себе достаточно силы и решимости трудиться над со­ бою, бороться с препятствиями и побеждать враж­ дебные течения. Услышав евангельскую пропо­ ведь о правде, любви, самоотвержении, они заго­ раются сразу, как шведская спичка, но так же скоро гаснут. Эти вспышки мимолетных увлече­ ний бывают очень сильны, как вспышки магния, и в этот миг эти люди способны даже на подвиг, но пройдет момент — и все кончилось, и, как после магния, остается лишь дым и копоть — досада на свою трусость и дряблость или же, на­ оборот, сожаление о своем увлечении. К суро­ вой, упорной, длительной работе эти люди не­ способны, и непреодолимую преграду пред­ ставляет для них закон вступления в Царство Божие, данный Господом: От дней же Иоанна Крестителя доныне Царство Небесное силою бе­ рется, и употребляющие усилие восхищают его (Мф. XI, 12).

Что мешает этим людям безраздельно отдать­ ся Христу и приносить полный плод? Камени­стый пласт, который лежит под наружным сло­ ем хорошей почвы и не позволяет корням расте­ ния проникнуть глубже.

Себялюбие с лишениями, даже воображаемы­ ми, не мирится.

В результате — измена и отступничество.

Последний тип людей, в душе которых слово Божие остается бесплодным, характеризуется Господом в следующих словах:

Иное упало в терние, и терние выросло, и за­ глушило семя, и оно не дало плода.

Это люди, которые желают одновременно ра­ ботать Богу и маммоне. Желая жить по законам Божиим, они в то же время не хотят отказаться и от мирской суеты и кончают обыкновенно тем, что этот водоворот мирских забот, увлечений, пристрастий поглощает их без остатка, вытесняя из души все светлое, идейное, возвышенное. Если человек не борется с земными пристрастиями во имя евангельской правды, он неизбежно стано­ вится их пленником, и одно слышание слова Божия его не спасет. Попытки установить в жиз­ ни равновесие между данью Богу и данью мам­ моне и миру сему никогда не удавались, ибо ду­ ша — существо простое и двоиться не может. Никто не может служить двум господам, — говорит Господь: — ибо или одного будет нена­ видеть, а другого любить; или одному станет усердствовать, а о другом нерадеть (Мф. VI , 24).

Эти люди также непригодны для Царства Бо­ жия. Так много пропадает семени слова Божия безрезультатно!

Из четырех категорий только одна приносит плод: иное семя упало на добрую землю и дало плод, который взошел и вырос, и принесло иное тридцать, иное шестьдесят, и иное сто.

А посеянное на доброй земле означает тех, которые слушают слово и принимают, и прино­ сят плод, один в тридцать, другой в шестьдесят, иной во сто крат (ст. 8, 20).

Таких людей немного. Но как ярко сияют они на тусклом фоне тепло-холодного отношения к Евангелию большинства современников, вялых, дряблых, слабых в добре, и как возвысило и про­ светило их душу слово Божие, которому они отда­ лись беззаветно и которое исполнили до конца!

Вот преподобномученица Евдокия, первона­ чально великая грешница, очищенная и преоб­ раженная словом Божиим, подобно тому горя­ щему углю, который взял клещами с жертвен­ ника Господня шестокрылатый Серафим, чтобы коснуться уст пророка (Исх. VI , 6-7).

В миру ее звали Марией. Она была дивно хо­ роша собой, и в этом было ее несчастье. Успех, лесть, всеобщее поклонение вскружили ей голо­ ву. Мария вела суетную, легкомысленную свет­ скую жизнь, снаружи нарядную и блестящую, но по содержанию пустую и пошлую. Пиры, раз­ влечения всякого рода заполняли все ее время, не давая ей опомниться, прийти в себя. Но под внешностью светской львицы таилось доброе сер­ дце и отзывчивая душа. Это ее спасло.

Однажды около той гостиницы, где пировала Мария, окруженная толпой поклонников, оста­ новились в нерешительности два старца-инока. Видно было, что они пришли издалека. Их ноги и одежда были покрыты пылью, избитая, потре­ панная обувь говорила о дальней дороге. Они были утомлены, и им хотелось отдохнуть в гос­ тинице, но звуки музыки и веселое общество их пугали. Наконец они решились войти. Их поме­стили рядом с пиршественным залом в комнате, отделявшейся лишь тонкой перегородкой.

Шумная оргия продолжалась. Слышались бес­ стыдные речи. Опьяненная Мария танцевала со­ блазнительный, сладострастный танец.

Кто-то вспомнил о старцах.

— Посмотрим, что они делают? То-то, долж но быть, намолятся!

— Оставьте их в покое, — сказала Мария с улыбкой.

Но уже несколько беспутных гуляк скучились у перегородки, прислушиваясь к тому, что дела­ лось за ней.

Шум умолк. В наступившей тишине слышал­ ся слегка заглушенный стеной голос читавшего старца.

И вот, женщина того города, которая была грешница, узнав, что Он возлежит в доме фари­ сея, принесла алавастровый сосуд с миром и, став позади у ног Его и плача, начала обливать ноги Его слезами и отирать волосами головы своей, и целовала ноги Его, и мазала миром (Лк. VII, 37-38).

— Вот нашли место для подобных чтений! — воскликнул один из молодых гуляк. — Эй, вы там.

— Оставь! — вскричала Мария. Лицо ее ста новилось все серьезнее по мере того, как развер тывалась чудная евангельская история о прощен ной грешнице. Она сама не понимала, что с ней делалось.

Старческий голос продолжал:

А потому сказываю тебе: прощаются грехи ее многие за то, что она возлюбила много (Лк. VII , 47).

— Ну ты-то уж не станешь заботиться об этом! — шепнул Марии самый юный из гостей.

Громкий вопль был ему ответом. Все вздрог­нули. Мария стояла вся трепещущая. Смертель­ ная бледность покрывала ее лицо. Темные очи горели пламенем.

— Прочь от меня все! Оставьте меня.

В ее сердце горели эти дивные слова о проще­ нии, о спасении, о милосердии Божием. Так засох­ шая земля жадно глотает влагу весеннего дождя.

Смущенные гости расходились. Мария броси­ лась за перегородку к изумленным старцам. Мгновенное изумление последних сменилось не­годованием.

— Уйди от нас! — сказал один из них сурово. —
Или нет в тебе стыда?!

— Отцы, не отвергайте меня! Я — грешница,
но Господь не отверг блудницы.

Она прильнула устами к запыленным ногам старцев: грешница Мария стала святой Евдоки­ ей. Слово Божие принесло стократный плод.

Какие уроки извлечем мы из всего сказанно­ го? Если мы действительно хотим, чтобы еван­ гельское семя давало в нас обильный плод и на­мерены серьезно трудиться над этим, то должны изучить почву своего сердца и выяснить, что именно мешает произрастанию слова Божия. По­думайте, к какому типу вы принадлежите? Пред­ ставляет ли ваше сердце проезжую дорогу или каменистую почву или семена слова Божия гибнут в нем, заглушенные терниями мирской суеты?

Надо при этом иметь в виду, что указанные типы в чистом виде редко встречаются. Обыкно­ венно в человеческом сердце есть всего понемно­ гу, и тип можно определить лишь преобладани­ ем той или другой черты.

Определив особенности почвы, можно указать и применить особые приемы обработки сообраз­ но с каждым родом почвы. Конечно, здесь все время необходимо помнить, что насаждающий и поливающий есть ничто, а все Бог возращаю- щий (1 Кор. III , 7), Который единственно Своей силой может самую бесплодную почву сделать плодоносной и, наоборот, плодородную ниву об­ ратить в пустыню, и что к Нему, следовательно, прежде всего должны быть обращены наши мо­ литвы и прошения об успехе работы. Но при этом уповании на Бога как главном условии успеха мы все-таки не освобождаемся от обязанности рабо­ тать под собой, ибо кто разумеет делать добро и не делает, тому грех (Иак. IV, 17).

Итак, что можем мы сделать?

О первой разновидности первого типа говорить почти не приходится, ибо психика людей этого сорта не заключает в себе даже желания стать нравственно лучше и чище. Из тупого животно­го самодовольства их может вывести разве ка­ кая-либо катастрофа, посланная благодетельным промыслом Божиим. О них можно только мо­литься, но советовать им что-либо бесполезно, так как при обычных условиях они никакого совета исполнить не захотят. Две другие разно­ видности, как мы видели, обращены в проезжую дорогу массой разнообразных пестрых впечатле­ ний, которые, проносясь через сознание, подоб­ но бесконечной веренице экипажей и прохожих, утрамбовывают почву, то есть делают душу жест­ кой, черствой и невосприимчивой к слову Бо жию. Ясно, что первая наша забота здесь — по­ ставить загородки, чтобы по дороге не ездили и не ходили. Говоря простым языком, это значит задержать или совсем остановить тот поток не­ связных восприятий ежедневной жизни, который назойливо теснится в мозгу, загромождая его всяким хламом.

Допустим, вас просят оказать услугу. Вам не хочется, ибо это связано для вас с потерей вре­ мени и другими неудобствами. Ваше себялюбие протестует и ворчит. Не слушайте этого голоса, преодолейте себя и, победив на этот раз свое не­ желание и саможаление, вы уже отломили ку­ сок себялюбия. Продолжайте эту работу настой­ чиво, упорно, непрерывно, как работают финские крестьяне, и мало-помалу ваше себялюбие ста- нет смягчаться, слабеть и исчезать, уступая мес­то лучшим чувствам самопожертвования и забо­ ты о других. Тогда корни слова Божия будут глубже проникать в сердце и не погибнут от пер­ вой невзгоды.

Наконец, людям третьей категории, у кото­ рых терния заглушают всходы евангельского по­ сева, нужно помнить, что маммоне и Богу одно­ временно служить нельзя, что надо выбирать что- нибудь одно, и раз избрано служение Богу, то терния и сорную траву суетных желаний и мир­ских пристрастий надо тщательно выпалывать, иначе они разрастутся и заглушат слово Божие. При этом полезно помнить, что чем раньше про­ изводить эту работу, тем лучше. Пока терния только в зародыше, их легко выполоть.

Пока греховные желания существуют только в мыслях и не перешли еще в дело, их легче побороть. Но они укореняются, когда осуществ­ляются в действии, и тогда борьба с ними стано­ вится труднее.

Когда почва таким образом сколько-нибудь подготовлена, то сама обработка души, содейству­ ющая успешному произрастанию слова Божия, производится по старому правилу аскетов: паши плугом покаяния, удобряй молитвой, орошай слезами сокрушения и постоянно выпалывай дур­ную траву страстей.

Похожая притча


Когда же собралось множество народа, и из всех городов жители сходились к Нему, Он начал говорить притчею: вышел сеятель сеять семя свое, и когда он сеял, иное упало при дороге и было потоптано, и птицы небесные поклевали его; а иное упало на камень и, взойдя, засохло, потому что не имело влаги; а иное упало между тернием, и выросло терние и заглушило его; а иное упало на добрую землю и, взойдя, принесло плод сторичный. Сказав сие, возгласил: кто имеет уши слышать, да слышит! Ученики же Его спросили у Него: что бы значила притча сия?

Он сказал: вам дано знать тайны Царствия Божия, а прочим в притчах, так что они видя не видят и слыша не разумеют.

Вот что значит притча сия: семя есть слово Божие; а упавшее при пути, это суть слушающие, к которым пото́м приходит диавол и уносит слово из сердца их, чтобы они не уверовали и не спаслись; а упавшее на камень, это те, которые, когда услышат слово, с радостью принимают, но которые не имеют корня, и временем веруют, а во время искушения отпадают; а упавшее в терние, это те, которые слушают слово, но, отходя, заботами, богатством и наслаждениями житейскими подавляются и не приносят плода; а упавшее на добрую землю, это те, которые, услышав слово, хранят его в добром и чистом сердце и приносят плод в терпении. Сказав это, Он возгласил: кто имеет уши слышать, да слышит!

В Евангелии не так много притч, которые истолкованы самим Спасителем. Это значительно облегчает нашу задачу понимания того, какой же смысл хотел донести Христос в этих притчах.

Притча о сеятеле рассказывает нам о том, что бывают разные пути принятия Слова Божьего. Мы видим четыре варианта. Первый – когда человек, услышав Слово Божие, проходит мимо. Ему кажется, что это Слово не имеет какого-то особого исключительного значения. В притче Спасителя это первый пример, где говорится о дьяволе, который тотчас приходит в душу человека и похищает это Слово, чтобы не дать ему не то что вырасти в большой полезный плод, но даже прорасти.

Второй образ, который предлагает нам Спаситель, – это семя, которое падает на землю. Этот образ вполне понятный для жителей Палесины. Оно быстро прорастает, поскольку земля неглубока и достаточно влажна и тепла. Но не имея глубокого корня, быстро увядает и погибает. Это образ тех людей, которые с легкостью принимают Слово Божие, но, не имея в своей душе глубокого корня, который есть самоотвержение, – готовность не жалея самого себя, следователь за Христом-Спасителем, на уровне эмоциональном следуют за Христом, но как только что-то происходит не по их воле, они тотчас отворачиваются и забывают о самом главном.

Третий образ, который предлагает нам Спаситель в этой притче, – это семя, упавшее в кустарник, в тернии. Оно прорастает, но в какой-то момент появляется конкуренция между окружающим тернием и молодым, еще не набравшим силы ростком. Под тернием Спаситель подразумевает различные житейские попечения, заботы – все то, что окружает каждого из нас и неминуемо вступает в определенную борьбу с нашими высокими духовными устремлениями. И тут, конечно же, все зависит от воли самого человека. Либо человек расставляет акценты в своей жизни таким образом, что сперва все житейское, а Божественное, духовное – по остаточному принципу, потом, – именно о таком случае и говорит Спаситель в этой притче, – либо, напротив, человек старается прежде всего заботиться о стяжании Царства Небесного, а житейские попечения оставляет на второй план.

И последний образ, о котором говорится в этой притче, – это образ семени, которое падает в добрую ухоженную землю, прорастает, укореняется и в итоге дает огромный плод.

Каждый из нас хотел бы услышать ответ: как сделать наше сердце подобным доброй плодоносной почве? Ответ нам дает сам Спаситель в притче. Он говорит, что эти люди, услышав Слово Божие, хранят его в добром и чистом сердце. Что значит – доброе и чистое сердце? Это сердце, которое уже исполняет заповеди Божии, и поэтому с радостью, услышав это Слово, люди делают его делом всей своей жизни. От нас зависит, насколько Слово Божие будет живым и действенным в нашем сердце.

Святитель Феофан Затворник, говоря о правилах чтения для духовного назидания, подчеркивал, что надо взять себе за правило читать до тех пор, пока не согреется сердце. Но как только что-то нас зацепило, та или иная мысль, – необходимо прекратить чтение и постараться как можно дольше сохранить фокус внимания на этих словах Священного Писания. Таким образом мы создаем благоприятные условия для прорастания Слова Божьего внутрь нашего сердца. Мы переводим как бы формальное рациональное знание в область сердечного знания, откуда естественным путем оно потом начнет реализовывать себя в нашей жизни.

Да поможет нам Господь помнить об этой притче всякий раз, когда мы открываем страницы Священной Книги.

«Воскресные Евангельские чтения» — цикл еженедельных просветительских программ с комментариями к воскресным евангельским чтениям. Цель проекта — познакомить со Священным Писанием самую широкую аудиторию. Автор и ведущий — протоиерей Павел Великанов. Программы выходят на региональных телеканалах Владимирской области. Идея воплощена в жизнь по инициативе Муромского Свято-Благовещенского монастыря благодаря гранту конкурса «Православная инициатива».

Похожая притча


Ее слова звучат из года в год, и ее подробности знакомы многим из нас. Но от этого, от ее повторения, или знания слов, сама она не стареет и она будет читаться вновь и вновь, так как у нас нет другой книги жизни, кроме Нового Завета, откуда приводится она к нам.

Обновляющаяся новизна слов сегодняшнего повествования, как и каждого слова евангельского, скрыта в обновляющей и возрождающей силе благодати Божией, которая неустанно подается нам свыше от Господа на каждый день и на каждый час нашего бытия и ведет нас к жизни вечной.

Апостол и спутник Христов Петр, после того как многие из бывших учеников Господа отошли от Него и уже не ходили с Ним на вопрос своего Божественного Учителя произнес ответ: «Господи! к кому нам идти? Ты имеешь глаголы вечной жизни». Вот эти то глаголы, слова-повеления сеет Господь.

Сеятель из года в год, вновь и вновь возделывает землю, без ропота, не изнывая от тяжести и не скучая от монотонности труда, не опуская рук в виду неопределенности судьбы будущего урожая от погодных условий выходит на нелегкий труд к снисканию хлеба насущного.

И Господь из года в год, изо дня в день идет к нам с доброй вестью евангельского слова и евангельской притчи. Вестью любви, вестью веры и вестью надежды в нас, таких изменчивых и неверных, не отказываясь от нас и не обижаясь на нас за наше омрачение страстями и холодность сердца, за всецелую поглощенность пожеланиями своей плоти. Эта надежда Его на то, что мы вместе с ним подготовим почву своей души для благодатного урожая.

Разные состояния земли, на которое падает святое зерно упоминаются в притче не для того, чтобы я, или кто-то из нас, сравнивали других людей между собой, или сравнивали их с собой, и конечно же в свою пользу, но для того, чтобы мы поняли, что все эти слова о каждом из нас, о нашей изменчивости и непостоянстве, о разных состояниях одной души одного человека. О нас, еще не обретших твердости и верности Слову Божию.

Но несмотря на это непостоянство, мы желаем и требуем искреннего и постоянного сочувствия ближних и верности от друзей, нам так хочется в этой жизни уверенности в себе, постоянства обстоятельств и понимания смысла происходящих событий, совершающихся или с нами или вокруг нас.

Нам кажется, еще последнее усилие, и будет достигнуто счастье, и не можем остановиться в стремлении улучшить свое земное бытие, а оно, недостижимое счастье и ускользает и убегает от нас. И забываем, что жизнь наша пар, являющийся на малое время, а потом исчезающий. И что нивы души нашей полны плевелов страстей, что сердце наше безучастно печали других.

«Опустошено поле, сетует земля; ибо истреблен хлеб, высох виноградный сок, завяла маслина».

Так описывает бедствия родной земли пророк Божий Иоиль, память которого сегодня совершается в Церкви и который жил за семь веков до рождества Христова. Тогда нападение врагов разорило землю и народ.

Подобными словами можно описать и бедствие человеческой души, находящейся под непрестанным и страшным нападением извне лукавых духов — а изнутри — терзаемой собственными страстями и смутными желаниями. Мы томимся отлучением — или добровольным или невольным — от Бога. И это томление иссушает душу, как опаленная солнцем растрескавшаяся корка земли без влаги.

И вот на этом пути, полном невзгод, на пути жизни, на который некоторые только вышли, а кто-то уже приближается к его краю, мы вновь слышим знакомые и родные слова Христовой притчи: «Вышел сеятель сеять».

Для слушателей Господа из простого народа и для апостолов они были непонятны и удивительны, как об этом упоминают апостолы Матфей и Марк. Непонятна была прежде всего небережливость, расточительность земледельца, который должен беречь каждое зернышко, как залог будущего урожая.

Но сеятель из притчи не из скудной земной сумы рассыпает обыкновенные зерна, но это Бог, Всемогущий и богатый в милости, Христос Спаситель сеет слово жизни, слово покаяния, которое ложится не на прах земной, но касается наших душ. Зерно истины действительно живо. И одного зерна достаточно, чтобы оно проросло милосердием в сердце, чтобы оно одно дало урожай нравственных убеждений и дел, радостных для Господа и для ближнего. Но сегодня мы отвлеклись, а минуту назад были рассеяны, во время слушания слова Божьего что-то нам досадило, у нас было плохое настроение, кто-то потеснил или толкнул нас. И мы рассеялись, задумались о своем и своих печалях и потеряли зерно истины. Но не все потеряно. Сегодня, уже через минуту душа наша встрепенется и будет внимательна.

Что же смягчит наше сердце? Что подготовит его к усердному и смиренному принятию Промысла Божиего в своей жизни, встрече с Богом? Что может вырвать из нас терния самоуверенности, самодовольства, неприязни и гордости?

Слова апостольского чтения, предварявшие чтение сегодняшней евангельской притчи, помогают понять это.

Апостол славит Крест Господень, которым для него ложный мир распят, и он распят им для мира страстей.

И потом, делом жизни он подтвердил это.

Древом Крестным, как плугом глубоко распахивается и разрывается окаменевшая короста самодовольства, недоверия Богу, разрушается панцирь духовной слепоты.

«А я не желаю хвалиться, разве только крестом Господа нашего Иисуса Христа. Ибо во Христе Иисусе ничего а [все] новая тварь». (Гал. 6, 14–15 )

Кто хоть раз работал на земле знает, как груба и тяжела ее материя, с каким трудом заступ разрывает плотное сплетение слепых корней. Но тот, кто приступал с духовным вниманием к своему сердцу знает, сколь труднее и плотнее ткань опутавших его страстей, как трудно рвать сплетение укоренившихся в душе пороков.

Но есть люди, у которых сердце было вспахано глубоко — страданием и состраданием, любовью, горем, до которого дошло сознание страшного одиночества человека, когда нет Бога в его жизни. В такое сердце Божие семя слова падает как в добрую землю, глубоко оно заходит, пускает корни, оживает всем опытом жизни этого человека, и страданием, и радостью — всем питается, и прорастает, и приносит плод. Но как мало таких слов принесло плод в жизни каждого из нас, в моей жизни, и вероятно, несомненно, в вашей жизни!

Но сегодня мы заняты чем-то своим. И Господь продолжает нести нам слово Своей истины, и слова или этой или иной притчи, или события из жизни Спасителя вдруг однажды падут на добрую землю. Господь не забывает нас, Господь верит в нас.

Как-то митрополит Антоний Сурожский находясь в России, тогда еще в СССР, получил вопрос: «Хорошо, вы верите в Бога. А Бог-то – во что Он верит?» И я ему ответил: «Бог верит в человека».

Эта вера Господа в нас — основное условие для нашего христианского возрождения: это великое таинство милости Божией. Вместе с Богом мы сами начинаем верить в человека, начинаем верить в самих себя. С Его, Господа, поддержкой мы понимаем, что значит любить ближнего, как самих себя. Любить — значит быть готовым делать всё возможное для того, чтобы любимый человек ликовал в жизни, рос в полную меру своих возможностей и был достоин своего человеческого, высшего звания к вечной жизни, и чтобы вместе с ним зерно веры росло и в нас.

«И будет после того, излию от Духа Моего на всякую плоть» — говорит пророк Иоиль.

Пророк говорит о будущем изобилии милости и благодати даров Святого Духа, которые будут даваться каждому, верующему во имя Христа, пришедшего спасти мир, оживить наши души.

И сколько бы раз мы ни слышали живое слово Божие, оно будет для нас ново и радостно, оно будет поднимать нас и готово принести плод.

Нам надо только удержать это слово, чтобы оно упало в расселину того камня, который мы несем в себе, который мы называем своим сердцем, своим сознанием, своей душой. И тогда оно станет живым и действенным. И удержанное оно начнет всходить и приносить плод.

Будем думать о том, кто мы в этой притче, рассказанной нам сегодня Самим Господом? Куда пало зерно его словес?

И если наше сердце еще не таково, то поставим перед собой вопрос: Как же этот камень раздробить, как же к жизни вернуть охладевшее сердце? Будем просить Господа, чтобы слово истины заключилось не в бездушные недра окаменевшего сердца, но чтобы отверзлись нам сокровища великие и благие, чтобы не оставило нас Его благословение, чтобы избежать нам всего, что истощает плод нашего духовного делания.

Будем трудиться на ниве своей жизни, чтобы слово истины, упавшее на нее, когда придет время сбора урожая, и мы сбросим эту временную оболочку, принесло плод жизни вечной, о которой говорил Христос Спаситель: Я принес вам жизнь, жизнь с избытком — такую полноту жизни, какую земля не может дать. Аминь.

Читайте также: