Левиафан цитаты из библии

Обновлено: 06.10.2022

Левиафан, как и существо, обозначаемое еврейским словом таннин (-> Змей, дракон, крокодил) — это похожее на дракона чудовище.

14 Ты сокрушил голову левиафана, отдал его в пищу людям пустыни.
(Пс.73:14)

26 там плавают корабли, там этот левиафан, которого Ты сотворил играть в нем.
(Пс.103:26)

В Ис 27:1 Левиафан выступает как символ темных сил.

1 В тот день поразит Господь мечом Своим тяжелым, и большим и крепким, левиафана, змея прямо бегущего, и левиафана, змея изгибающегося, и убьет чудовище морское.
(Ис.27:1)

В Иов 3:8, вероятно, отражены фольклорные представления о Левиафане как о небесном драконе, проглотившем солнце и луну.

8 Да проклянут ее проклинающие день, способные разбудить левиафана!
(Иов.3:8)

В подробном описании Ливиафана, приводимом в Иов, можно узнать крокодила.

20 Дочь лука не обратит его в бегство; пращные камни обращаются для него в плеву.
21 Булава считается у него за соломину; свисту дротика он смеется.
22 Под ним острые камни, и он на острых камнях лежит в грязи.
23 Он кипятит пучину, как котел, и море претворяет в кипящую мазь;
24 оставляет за собою светящуюся стезю; бездна кажется сединою.
25 Нет на земле подобного ему; он сотворен бесстрашным;
26 на все высокое смотрит смело; он царь над всеми сынами гордости.
(Иов.41:20-26)

Нильский крокодил (Crocodylus niloticus), который в Иез 29:3-5; 32:2-4 назван еврейским словом таннин (в Синод. пер. — «чудовище») и который, вероятно, подразумевается под «зверем в тростнике» в Пс 67:31, встречался ранее и в Палестине, особенно в окрестностях Кесарии.

Страбон и Плиний упоминают «город крокодилов» и «реку крокодилов», находившиеся южнее горы Кармил. Город до наших дней не сохранился, но река — это, возможно, современный Нахал-Танниним.

Следующая цитата

Здесь мне хотелось бы немного рассмотреть сам образ Левиафана — потому что он довольно прочно присутствует в европейской культуре. Он появляется в священном Писании, в книге Иова, в образе могучего морского чудовища:

«Можешь ли ты удою вытащить левиафана и веревкою схватить за язык его? .. Круг зубов его - ужас; крепкие щиты его - великолепие; они скреплены как бы твердою печатью; один к другому прикасается близко, так что и воздух не проходит между ними; один с другим лежат плотно, сцепились и не раздвигаются. От его чихания показывается свет; глаза у него как ресницы зари; из пасти его выходят пламенники, выскакивают огненные искры; из ноздрей его выходит дым, как из кипящего горшка или котла. Дыхание его раскаляет угли, и из пасти его выходит пламя. На шее его обитает сила, и перед ним бежит ужас. Мясистые части тела его сплочены между собою твердо, не дрогнут. Сердце его твердо, как камень, и жестко, как нижний жернов. Когда он поднимается, силачи в страхе, совсем теряются от ужаса. Меч, коснувшийся его, не устоит, ни копье, ни дротик, ни латы. Железо он считает за солому, медь - за гнилое дерево. Он кипятит пучину, как котел, и море претворяет в кипящую мазь; оставляет за собою светящуюся стезю; бездна кажется сединою. Нет на земле подобного ему; он сотворен бесстрашным; на все высокое смотрит смело; он царь над всеми сынами гордости» (Иов.40-41)

Левиафан — образ всесокрушающей мощи, в которой иногда в Писании появляется демонический оттенок; Левиафан — чудовище, которое будет сокрушено Богом: «В тот день поразит Господь мечом Своим тяжелым, и большим и крепким, левиафана, змея прямо бегущего, и левиафана, змея изгибающегося, и убьет чудовище морское» (Ис.27:1)

leviathan210115_2

Однако большую известность Левиафан приобрел благодаря знаменитой книге английского мыслителя XVII века Томаса Гоббса, где это символ государства:

«В этом Левиафане верховная власть, дающая жизнь и движение всему телу, есть искусственная душа, должностные лица и другие представители судебной и исполнительной власти — искусственные суставы; награда и наказание (при помощи которых каждый сустав и член прикрепляются к седалищу верховной власти и побуждаются исполнить свои обязанности) представляют собой нервы, выполняющие такие же функции в естественном теле; благосостояние и богатство всех частных членов представляют собой его силу, salus populi, безопасность народа,- его занятие; советники, внушающие ему все, что необходимо знать, представляют собой память; справедливость и законы суть искусственный разум (reason) и воля; гражданский мир - здоровье, смута - болезнь, и гражданская война — смерть»

Гоббс, бывший свидетелем английской гражданской войны, подчеркивал необходимость государства, без которого общество сваливается в состояние войны всех против всех:

«Пока люди живут без общей власти, держащей всех их в страхе, они находятся в том состоянии, которое называется войной, и именно в состоянии войны всех против всех. Пусть сомневающийся сам поразмыслит над тем обстоятельством, что, отправляясь в путь, он вооружается и старается идти в большой компании; что, отправляясь спать, он запирает двери; что даже в своем доме он запирает ящики, и это тогда, когда он знает, что имеются законы и вооруженные представители власти, готовые отомстить за всякую причиненную ему несправедливость. Какое же мнение имеет он о своих согорожанах, запирая свои двери, о своих детях и слугах, запирая свои ящики? Разве он не в такой же мере обвиняет человеческий род своими действиями, как и моими словами?»

Образ Левиафана у Гоббса несколько двойственный — это не самое приятное из животных, но его существование совершенно необходимо, иначе общество погружается в хаос. Н емецкий мыслитель и поэт Фридрих Ницше, не называя Левиафана по имени, явно обращается к взятому у Гоббса образу в своей поэме "Так говорил Заратустра":

"Государством называется самое холодное из всех холодных чудовищ. Холодно лжет оно; и эта ложь ползет из уст его: "Я, государство, есмь народ". Но государство лжет на всех языках о добре и зле: и что оно говорит, оно лжет—и что есть у него, оно украло. Все в нем поддельно: крадеными зубами кусает оно, зубастое. Поддельна даже утроба его"

Для Андрея Звягинцева, режиссера одноименного фильма, очевидно, важен этот образ — мощи, которой не может противостать отдельный человек. Отдельные люди могут составлять из себя как бы некое чудовище морское — и грех может принимать не только личный, но и коллективный характер.

Само имя Левиафана обращает к определенной традиции размышления об уделе человеческом, о личности и государстве, о личном и общественном грехе — и задает довольно высокую планку этих размышлений. Реагировать на эти размышления в стиле «враги хотят нас обидеть!», наверное, в любом случае не стоит.

О самой книге Иова и вопросах, которые он задавал Богу можно прочитать в статье Андрея Десницкого:

Следующая цитата

там плавают корабли, там этот левиафан, которого Ты сотворил играть в нем.

Нашли в тексте ошибку? Выделите её и нажмите: Ctrl + Enter

Слова содержащие «левиафан»

Библия онлайн — сайт для тех, кто хочет всегда иметь под рукой простой и удобный вариант Библии. Кроме классического синодального текста Священного Писания здесь вы найдете современные переводы, а также комментарии и толкования, которые помогут вам изучать Слово Божье. И конечно же — симфонию, которая позволяет быстро найти все встречающиеся в Библии слова. Будем благодарны, если вы захотите поддержать наше служение и поставьте на своем сайте, блоге или страничке в социальной сети ссылку на наш сайт.

Следующая цитата

В данной главе описывается левиафан большая, сильная, грозная рыба или водоплавающее. Его описание должно было еще больше убедить Иова в собственном бессилии и всемогуществе Бога, смирить его за собственное безрассудство, когда он дерзко вел себя по отношению к Нему. I. Чтобы убедить Иова в собственном бессилии, Бог призывает его подчинить и приручить левиафана (если он сможет) и стать его господином (ст. 20,гл.40 ст.1,гл.41). А если он не сможет сделать этого, то ему придется признать себя абсолютно неспособным предстать перед великим Богом (ст. 2, гл.41). П. Чтобы убедить Иова в силе и величии Бога, в данной главе приводятся отдельные примеры силы левиафана и ужаса, который он вызывает у других. Все это дал ему Бог, Который контролирует и его (ст. 3,4). Описание морды левиафана вызывает ужас (ст. 4,6), его чешуя очень плотная (ст. 7-9), его дыхание и чихание производят свет (ст. 10-13), его плоть тверда (ст. 14-16), его силу и дух, когда он нападает, невозможно одолеть (ст. 17-22), его движения беспокойны и тревожат воду (ст. 23-24), так что в общем он ужасное творение, и человек не является равным ему соперником (ст. 25,26). Стих 20, гл.40 стих 2, гл.41 Вопрос о том, является ли левиафан китом или крокодилом большая тема для споров среди ученых; лично я не берусь утверждать это. Некоторые детали описания более подходят одному животному, некоторые другому; оба они очень сильные и свирепые; в них явлена сила Творца. Находчивый сэр Ричард Блэкмор придерживается более распространенного мнения о том, что под видом бегемота подразумевается слон, а в вопросе о том, кем же является левиафан, согласен с мнением образованного г-на Бочарта (ВосЬаЛ), утверждавшего, что здесь речь идет о крокодиле, который был хорошо знакомым обитателем реки Нил. Я же объясню, почему считаю, что здесь подразумевается кит: к этому меня склоняет не только тот факт, что кит больше по размерам и более благородное животное, но и то, что в истории сотворения на него обращается внимание не только как на одну из разновидностей животных (Быт 1:21): «И сотворил Бог больших китов» (в англ.пер.), из чего следует, что киты не только были хорошо известны в той части мира во времена Моисея, жившего немного позже Иова, но и то, что сотворение китов в общем рассматривалось как самое яркое доказательство вечной власти и божественности Творца. И мы можем предположить, что это было основанием (в противном случае это кажется необъяснимым), почему Моисей при описании сотворения упоминает именно китов (в англ.пер.): потому что Бог совсем недавно в качестве доказательства Своей силы говорил о размерах и силе именно этого творения, а не какого-то другого, а левиафан, о котором рассказывается здесь, является обитателем моря (ст. 23), чего нельзя сказать о крокодиле; и Псалом 103:25,26 говорит: «Это — море великое и пространное. там этот левиафан». В данных стихах Бог показывает:

I. Что Иов неспособен быть хозяином левиафана.

1. Он не может поймать его, как маленькую рыбу, на крючок (ст. 20,21, гл.40). У него нет наживки, с помощью которой он мог бы обмануть левиафана, нет крючка, чтобы поймать его, нет лески, чтобы вытащить его из воды, да и нет кукана, чтобы продеть через жабры и донести его до дома.

2. Что Иов не может сделать его своим узником, заставить просить пощады или сдаться на его милость (ст. 22,23, гл.40). «Он слишком хорошо осознает собственную силу и поэтому не будет умолять тебя, равно как не сделает договор с тобою, чтобы быть твоим рабом при условии, что ты сохранишь его жизнь».

3. Что он не сможет заманить его в клетку и держать там, как птичку, для развлечения детей (ст. 24, гл.40). Есть много маленьких и слабых творений, которые легко обуздать подобным образом и покорить, но левиафана нельзя отнести к ним; он сотворен, чтобы вызывать ужас у людей, а не для веселья и развлечений.

4. Что он не годится в пищу; ни он, ни его друзья не смогли бы устроить из него угощение для пира; его мясо слишком жесткое и непригодно для еды; кроме того, его трудно поймать.

5. Что люди не обогатят себя, поймав левиафана: «Разделят ли его между Хананейскими купцами', одним кости, а другим жир?» Если они смогут поймать его, то сделают это, но, возможно, в то время методы ловли китов не были доведены до совершенства, как позднее.

6. Что они не смогут убить его и пронзить кожу его копьем (ст. 26, гл.40). Он держится на расстоянии, недосягаемом для их методов ловли и орудий убийства; это возможно, если им удается добраться до его чувствительной части тела.

7. Что напрасно пытаться сделать это: надежда поймать его тщетна (ст. 1, гл.41). Он настолько грозен, что если люди попытаются схватить его, то один только вид настолько устрашит их, что смельчаки ослабеют: «Не упадешь ли от одного взгляда его?» Не удерживает ли это преследователей от попыток? Иову предложено на собственный страх и риск положить на него руку свою (ст. 27,гл.40). «Дотронься до него, если не боишься, но помни о борьбе; помни, что Ты неспособен столкнуться с такой силой; ты можешь предположить, каким будет исход этого сражения, поэтому больше того ничего не делай (в англ.пер.) и откажись от дальнейших попыток». Лучше вспомнить о борьбе до того, как развязана война, и отложить доспехи до времени, если мы видим, что нет смысла препоясываться ими. Этими словами Бог предостерегает Иова прекратить конфликт и заключить с Ним мир, напоминая, чем, несомненно, закончится эта борьба, если он ее развяжет (см. Ис 27:4,5).

II. Отсюда Он делает вывод, что Иов абсолютно неспособен соперничать со Вседержителем. Нет столь отважного и безрассудно храброго, который осмелился бы потревожить левиафана (ст. 2,гл.41): заранее известно, что тот будет слишком сильным соперником для него. Так кто же сможет устоять перед Богом, пытаясь обвинить и призвать Его к ответу за Его поступки, кто сможет бросить вызов силе Его гнева? И если нижние твари, которых человек попирает ногами и над которыми обладает всемогущей властью, подобным образом держат нас в страхе, то как ужасно величие нашего великого Господа, Который обладает всемогущим владычеством над нами и Которому человек так долго сопротивлялся! Кто сможет устоять перед Ним, когда Он разгневан?

I. Показано, что Он обладает неограниченной властью и ни от кого не зависим (ст. 3, гл.41).

1. Он не находится в долгу ни у какого Своего творения. Если кто-либо утверждает, что Бог обязан ему чем-то, то пусть предъявит требование и докажет это; тогда он сполна получит свой долг и ему не придется идти на компромисс. «Кто предварил Меня?» спрашивает Бог, то есть: «Кто возложил на Меня обязательства своим служением, совершенным для Меня? Кто может утверждать, что дал Мне наперед? Если есть таковые, то Я не буду их должником и незамедлительно расплачусь с ними». Чтобы заставить молчать всякую плоть в присутствии Бога, апостол цитирует эти слова, (Рим 11:35): «Кто дал Ему наперед, чтобы Он должен был воздать?» Бог не только не налагает на нас наказание, которого мы заслуживаем, но и дарует нам милости, которых мы не заслуживаем.

2. Он праведный Господь и владыка всех творений: «Под всем небом все Мое\ все живое и неживое (в частности этот левиафан) находится в Моей власти и в Моем распоряжении; Я имею неоспоримое право владычествовать над всем». Все принадлежит Ему; мы принадлежим Ему: все, что мы имеем и делаем; поэтому мы не можем сделать Бога своим должником; «. из Твоего, Господи, даем Тебе». Все принадлежит Ему, и поэтому если Он должен кому-либо, то у Него есть все необходимое, чтобы расплатиться; долг находится в хороших руках. Все принадлежит Ему, поэтому Он не нуждается в наших служениях и не получает выгоды от них. «Если бы Я взалкай, то не сказал бы тебе, ибо Моя вселенная и все, что наполняет ее» (Пс 49:12).

II. Приводятся доказательства и пояснения этого утверждения на примере поразительного строения левиафана (ст. 4).

1. Бог продемонстрировал части его тела, проявляемую им силу, особенно когда он двигается вперед, соответствующую пропорциональность его членов, поэтому нам следует обратить внимание на эти факторы и признать в них силу Бога. Хотя он творение огромных размеров, но следует признать красивую соразмерность членов его. В наших глазах красотой обладают маленькие вещи (inest sua gratia parvis маленьким объектам присуще изящество), потому что мы сами таковы, но в глазах Бога даже левиафан привлекателен, и если Он провозглашает, что кит и крокодил красивы, то нам не следует говорить ни об одном из Его творений, что оно отвратительно или неприятно; мы можем так отзываться (если для этого есть повод) о делах своих рук. В данных стихах Бог приводит анатомическое описание (если можно так сказать) левиафана, ибо Его дела предстают более красивыми и совершенными, а Его мудрость и сила особым образом проявляются в них, когда их разбирают на части и исследуют их пропорции.

(1) Левиафан prima facie с первого взгляда предстает грозным и неприступным (ст. 5,6). Кто осмелится подойти к нему живому, чтобы изучить или в деталях рассмотреть верх одежды его кожу, которой он покрыт как одеждой? Кто осмелится подойти достаточно близко, чтобы надеть ему уздечку, как лошади, и увести прочь приблизиться настолько, чтобы оказаться вблизи его двойных челюстей? Кто осмелится заглянуть ему в рот, как мы заглядываем в рот лошади? Кто откроет двери лица его, тот увидит, что круг зубов его ужас; они крепкие и острые, готовы поглотить; страшно подумать, что между ними может оказаться нога или рука человека.

(2) Крепкие щиты его, чешуя, великолепие и сила, поэтому они предмет его гордости (ст. 7-9). Безусловно, крокодил имеет удивительную кожу; но если мы полагаем, что здесь идет речь о ките, то под этими щитами должны понимать отдельные части его кожи, или в той стране были киты, покрытые чешуей. В отношении щитов поражало то, что они прикасаются один к другому близко; благодаря этому он не только пребывает в тепле (ибо воздух не проникает через них), но и находится в безопасности, ибо меч не может пройти через них. Рыбы, живущие в воде, укреплены подобным образом благодаря мудрости Провидения, которое дает одежду с приходом холодов.

(3) Он вызывает ужас своим дыханием и внешним видом; если он чихает или пускает струю воды, то это подобно сиянию света то ли благодаря пене, то ли за счет сияния солнечного света, проходящего через нее (ст. 10). Рассказывают, что в ночное время глаза кита сияют, как пламя, или, как говорится в данном месте, как ресницы зари; то же самое говорят о крокодиле. Дыхание этого творения настолько жаркое и яростное из-за естественного жара внутри его, что из пасти его выходят пламенники и огненные искры (ст. 11-13), которые могут, как полагают некоторые, зажечь угли. Возможно, эти гиперболические выражения в адрес левиафана подразумевают ужас, вызываемый гневом Божьим, ибо именно в этом должны убедить нас данные стихи. «. Из уст Его огонь поядающий» (Пс 17:8,9). «Дуновение Господа, как поток серы, зажжет Тофет и будет вечно поддерживать его горящим» (Ис 30:33). Писание говорит, что беззаконника Господь Иисус убьет духом уст Своих (2Фес 2:8).

(4) Он обладает непреодолимой силой и ужасной яростью и этим отпугивает всех, кто стоит у него на пути, а сам он не боится никого. Посмотрите на шею его там обитает его сила (ст. 14); его голова и тело крепко соединены вместе. Перед ним бежит ужас, ибо он совершает ужасные дела, куда бы ни пришел. Или данный стих означает, что бури, которые у других вызывают ужас, радуют его; его развлекает то, что беспокоит других. Его плоть хорошо соединена (ст. 15). Мясистые части тела его сплочены между собой так твердо, что их трудно пронзить; кажется, что он состоит из одной кости. Его плоть из меди; и Иов жаловался, что его плоть не такова (Иов 6:12). Сердце его твердо, как камень (ст. 16). Его дух по силе равен его телесной мощи, и поэтому, несмотря на свои огромные размеры, он энергичен и проворен. Не только его плоть и кожу невозможно пронзить, но и его смелость невозможно поколебать. Наоборот, он покоряет всех, с кем встречается на своем пути и приводит их в ужас (ст. 17): «Когда он поднимается, как двигающаяся гора в больших водах, то даже силачи пребывают в страхе, чтобы он не перевернул их корабли или не причинил другое зло». Опасаясь крушения в воде, которое грозит им смертью, они очищают себя (ст. 17, англ.пер.): исповедуют свои грехи, молятся и готовятся к смерти. Мы читаем (Иов 3:8), что разбудившие левиафана были настолько напуганы, что прокляли день. Похоже, этот страх одних побуждал проклинать, а других молиться, ибо, как сейчас, так и в то время, моряки имели разные характеры и на них страх перед морем воздействовал по-разному; но все согласны, что ими овладевал великих страх, когда пробуждался левиафан.

(6) Его каждое движение в воде тревожит ее и заставляет бурлить (ст. 23,24). Когда он кувыркается, ныряет и купается в воде или преследует свою добычу, то кипятит пучину, как котел; он поднимает большую пену над водой (которая обычно поднимается над кипящим котлом, особенно если кипит мазь) и оставляет за собой светящуюся стезю, чего не может сделать даже корабль среди моря (Притч 30:19). Можно проследить за движением левиафана под водой по пузырькам, выходящим на поверхность; но кто решится воспользоваться этим преимуществом, чтобы преследовать его? Люди прослеживают путь зайцев по следам на снегу и убивают их, но проследивший путь левиафана не осмелится приблизиться к нему.

2. Описав в деталях члены его и силу и красивую соразмерность его, Бог заканчивает описание и приводит четыре утверждения в адрес этого животного:

(1) нет творения подобного ему среди нижних тварей: «Нет на земле подобного ему» (ст. 25). Ни одно творение этого мира не сравнимо с ним по силе и вызываемому им ужасу. Или данные стихи подчеркивают, что речь идет о море: «Его владычество не на земле (читают некоторые), а на море». Ни одно из диких творений на земле не приближается к нему по силе и размерам, поэтому хорошо для человека, что левиафану поставлены пределы обитания и он может жить только в воде: хорошо, что над ним божественное Провидение поставило стражу (Иов 7:12). Ибо если бы такому ужасному творению было позволено скитаться и охотиться на земле, то она стала бы весьма некомфортной обителью для сынов человеческих, для которых была сотворена.

(2) Что он самый дерзкий и отважный из всех творений: «Он сотворен бесстрашным». Творения являются такими, какими их создали; левиафан был сотворен смелым, и ничто не могло напугать его; другие творения, наоборот, сотворены для полетов, а не для сражений. Так и среди людей: одни по своему природному характеру смелы, а другие боязливы.

(3) Что он очень гордый; хотя он покоится в бездне, но на все высокое смотрит (ст. 26). То есть это могущественное животное с презрением взирает на катящиеся волны, грозные скалы, парящие облака и плывущие суда с высокими мачтами, ибо знает, что они не причинят ему вреда и не напугают. Большие по размерам творения склонны к презрению.

(4) Что он царь над всеми сынами гордости, то есть он самый гордый из гордых. У него есть больше оснований быть гордым (как отмечает г-н Кэрил), чем у самых гордых людей в мире, а это должно усмирить высокомерных и надменных. Какими бы телесными достижениями ни гордились и превозносились люди, левиафан превосходит их в этом, ибо он царь над ними. Некоторые считают, что здесь речь идет о Боге, читая этот стих так: «Он на все высокое смотрит смело, ибо Он Царь над всеми сынами гордости». Он может приручить бегемота (Иов 40:14) и левиафана, какими бы большими и бесчувственными они ни были. Этот разговор, коснувшийся двух животных, приведен здесь, чтобы доказать, что только Бог может смотреть на все гордое и смирить его, унизить и сокрушить, зарыть всех в землю (Иов 40:6-8); поэтому Он заканчивает Свою речь quod erat demonstrandum тем, что следовало продемонстрировать'. есть только один Бог, Который на все высокомерное смотрит смело (и на гордых людей); Он Царь над всеми сынами гордости, жестокими и разумными, и может либо заставить их склониться перед Ним, либо сокрушить их (Ис 2:11): «Поникнут гордые взгляды человека, и высокое людское унизится; и один Господь будет высок в тот день».

Читайте также: