Найти в поэме лозунги частушки элементы просторечия

Обновлено: 22.06.2024

Идейно-художественное своеобразие поэмы «Двенадцать»

Поэма «Двенадцать» явилась откликом на события 1917 года. Отношение к революции определилось через ожидание очистительной бури, сметающей старый, ненавистный поэту мир. Сохранилась «Записка» Блока о поэме: «В январе 1918 года я в последний раз отдался стихии не менее слепо, чем в январе 1907 и в марте 1914. Оттого я и не отрекаюсь от написанного тогда, что оно было написано в согласии со стихией. Поэтому те, кто видит в “Двенадцати” политические стихи, или очень слепы к искусству, или сидят по уши в политической грязи, или одержимы большой злобой – будь они враги или друзья моей поэмы».

«“Двенадцать” – какие бы они ни были – это лучшее, что я написал. Потому что тогда я жил современностью», – утверждал поэт. Однако первое прочтение поэмы обычно вызывает недоумение и много вопросов.

Почему поэма названа «Двенадцать»? Каков смысл названия?

Во-первых, поэма содержит двенадцать глав. Во-вторых, герои поэмы – двенадцать красноармейцев. В-третьих, образ Христа, идущего впереди этих красноармейцев (в конце поэмы), вызывает ассоциации с двенадцатью апостолами. Возникает следующий вопрос. Почему Христос? Что значит этот образ в поэме? На этот вопрос попытаемся ответить в конце урока.

Поэма удивляла еще современников Блока. По утверждению Маяковского, «одни прочли в этой поэме сатиру на революцию, другие – славу ей».

«Двенадцать» – эпическая поэма, как будто составленная из отдельных зарисовок, картинок с натуры, быстро сменяющихся одна другую. Динамичность и хаотичность сюжета, выразительность эпизодов, из которых складывается поэма, передает неразбериху, которая царила и на улицах, и в умах.

Поэма построена как ряд сменяющих друг друга сцен из жизни ночного Петрограда начала 1918 года. Здесь нет ничего похожего на прославление революции, напротив, – «злоба, грустная злоба», стрельба, грабежи, вымерший черный город. «Безродный пес» – образ, который точнее всего передает состояние обитателей Петрограда, связанных со «старым миром» и вчера еще чувствовавших себя хозяевами жизни. «Барыня в каракуле», «товарищ поп» и «буржуй на перекрестке» робко прячутся от непонятных для них событий и изображены Блоком с нескрываемой иронией.

На фоне разоренного города совершают свое победное шествие двенадцать красногвардейцев «без креста»: «В зубах – цыгарка, примят картуз, / На спину б надо бубновый туз!». Бубновый туз – лоскут с ромбом – прикрепляли к спине каторжников и бандитов. С появлением отряда в поэме возникает тема революции:

Революционный держите шаг!»
Неугомонный не дремлет враг!

Как проявляет себя автор в этой поэме?

Автор не является героем поэмы. Его позиция проявляется косвенно: в том, что и как он изображает; в начальной картине-пейзаже, в конце поэмы.

Двенадцать бойцов «вдаль идут державным шагом» под развевающимся «кровавым флагом». В их хозяйской поступи Блоку слышится музыка рождающегося нового мира.

Композиция отражает стихию революции, определяет стилевое разнообразие поэмы. «Слушайте музыку революции», – призывает Блок.

Как передает Блок «музыку революции»?

Прежде всего, «музыка» у Блока – метафора, выражение «духа», звучание стихии жизни. Музыка эта отражена в ритмическом, лексическом, жанровом разнообразии поэмы. Традиционные ямб и хорей сочетаются с разностопными размерам, иногда с нерифмованным стихом.

Какие ритмы вы услышали?

В поэме звучат интонации марша:

В очи бьется
Красный флаг.
Раздается
Мерный шаг.
Вот – проснется
Лютый враг.

Слышен городской романс. Он интересно обыгрывается: начало знакомое, а дальше – пошел разгул:

Не слышно шуму городского,
Над невской башней тишина,
И больше нет городового –
Гуляй, ребята, без вина!

Часто встречается частушечный мотив:

Запирайте етажи,
Нынче будут грабежи!
Отмыкайте погреба –
Гуляет нынче голытьба!

Прямо процитирована революционная песня:

Кроме музыки в поэме заметно выделяются лозунги: «Вся власть Учредительному Собранию!», доносятся обрывки разговоров:

…И у нас было собрание…
…Вот в этом здании…

Разноголосица, какофония, треск выстрелов сливаются в единое целое.

Язык поэмы был непривычен для читателей. «В согласии со стихией» – звучали совершенно новые ритмы: частушка («Эх, эх, попляши!/ Больно ножки хороши!»), городской романс («Не слышно шуму городского…»), солдатская песня («Как пошли наши ребята…»), озорная речь улицы («Запирайте етажи, / Нынче будут грабежи!»).

Какая лексика встречается в поэме?

Строй лексики разнообразен. Это и язык лозунгов и прокламаций, и разговорный язык с просторечиями: «Что, дружок, оторопел?»; и искажения слов: «етажи», «елекстрический»; и сниженная, «ругательная» лексика: «холера», «жрала», «подлец»; и высокий слог:

Как изображает Блок образы героев поэмы?

Герои обрисованы лаконично и выразительно. Это образное сравнение: «старушка, как курица, / кой-как перемотнулась через сугроб»; речевая характеристика: «Предатели! Погибла Россия! / Должно быть, писатель – / Вития…»; хлесткий эпитет и оксюморон: «А вон и долгополый – / Сторонкой за сугроб… / Что нынче невеселый, / Товарищ поп?».

Двенадцать героев составляют один отряд: «В зубах – цигарка, примят картуз, / На спину б надо бубновый туз!» – коротко и ясно – «тюрьма по ним плачет». Среди них Петька, «бедный убийца», повеселевший при напоминании товарищей: «Над собой держи контроль!».

Подробнее показана Катька. Здесь и внешность: «зубки блещут жемчугом», «больно ножки хороши», «толстоморденькая», и образ жизни: «у ей керенки есть в чулке», «с офицерами блудила», и притягательное обаяние: «из-за удали бедовой / В огневых ее очах, / Из-за родинки пунцовой / Возле правого плеча…».

В чем особенность сюжета поэмы?

Сюжет можно определить как двухслойный – внешний, житейский: зарисовки с петроградских улиц, и внутренний: побуждения, обоснование поступков «двенадцати», Один из центров поэмы – конец 6-й главы: мотив мести, убийства сливается с мотивом лозунгов революции:

Что, Катька, рада? – Ни гу-гу…
Лежи ты, падаль, на снегу!
Революционный держите шаг!
Неугомонный не дремлет враг!

Проследите, где и как меняется мотив ненависти?

Мотив ненависти наблюдается в семи главах поэмы. Ненависть проявляется и как святое чувство:

Злоба, грустная злоба
Кипит в груди…
Черная злоба, святая злоба…

И как святотатство:

Товарищ, винтовку держи, не трусь!
Пальнем-ка пулей в Святую Русь –
В кондовую,
В избяную,
В толстозадую!
Эх, эх, без креста!

Какие мотивы еще увидели в поэме?

Несколько раз встречается мотив бдительности: «Неугомонный не дремлет враг!». Всеобщая ненависть, готовность биться с врагом, подстегивание бдительности, недоверчивости составляют революционное сознание отряда. В центре поэмы – вседозволенность кровавой расправы, обесценивание жизни, свобода «без креста». Второй центр поэмы – в 11 главе:

… Идут без имени святого
Все двенадцать – вдаль.
Ко всему готовы,
Ничего не жаль…

И дальше отряд идет «державным шагом», интонация меняется, становится торжественной.

Какие образы-символы заметили в поэме?

Ветер, вьюга, снег – постоянные блоковские мотивы; символика цвета: «Черный вечер. / Белый снег», кровавый флаг; число двенадцать, «пес безродный», Христос.

Каково же значение образа Христа в поэме?

Одни воспринимают образ Христа как попытку освятить дело революции, другие – как кощунство. Появление Христа, может быть, залог будущего света, символ лучшего, справедливости, любви, знак веры. Он «и от пули невредим», и он мертвый – «в белом венчике из роз». «Двенадцать» стреляют в него, пусть «невидимого». Возможно, появление Христа означало возможность будущего преображения, а, следовательно, и одобрение революции.

«Христос» в поэме – антитеза «псу» как воплощению зла, центральному «знаку» старого мира, – самая светлая нота поэмы, традиционный образ добра и справедливости» (Л.Долгополов).

«Когда я кончил, я сам удивился: почему Христос? Но чем больше я вглядывался, тем яснее видел Христа. И тогда же я записал у себя: “К сожалению, Христос”. Что Христос идет перед ними – несомненно. Дело не в том, достойны ли они его, а страшно то, что опять он с ними и другого пока нет, а надо другого?» – писал сам Блок.

Д.Н. Мурин, Е.Д. Кононова, Е.В. Миненко. Русская литература ХХ века. Программа 11 класса. Тематическое поурочное планирование. Санкт-Петербург: СМИО Пресс, 2001

Е.С. Роговер. Русская литература XX века / Санкт-Петербург: Паритет, 2002

Н.В. Егорова. Поурочные разработки по русской литературе ХХ век. 11 класс. I полугодие. М.: ВАКО, 2005

Евгения Иванова. Александр Александрович Блок. // Энциклопедии для детей «Аванта+». Том 9. Русская литература. Часть вторая. XX век. М., 1999

Следующая частушка

Революционный держите шаг!
Неугомонный не дремлет враг!

Вся власть Учредительному Собранию!

"Вперёд, вперёд, вперёд,
Рабочий народ!"

Товарищ! Гляди В оба!

Запирайте етажи,
Нынче будут грабежи!
Отмыкайте погреба —
Гуляет нынче голытьба!

Следующая частушка

Фонетический уровень.


В своей поэме «Двенадцать» Александр Блок нет одного четкого и структурированного ст и хотворного размера, автор использует не только разные стихотворные размеры, но так же и чередует их. Примером того может служить использование ямба, хорея, различных модификации классических размеров.

1. Традиционный ямб:

От здания к зданию

Протянут канат.

Черный вечер.

Белый снег.

Ветер, ветер!

3. Нерифмованный стих:

А это кто?— Длинные волосы

И говорит в полголоса:

Должно быть, писатель —

Помимо всего прочего в поэме звучат различные интонации: от военного марша до призывных лозунгов.

1. Марш, чеканящий каждое слово, четкий, ясный, без лишних слов и восклицаний, сообщает читателю о том, что уже есть восставшие, готовые бороться:

Революционный держите шаг!

Неугомонный не дремлет враг!

Товарищ, винтовку держи, не трусь!

Пальнём-ка пулей в Святую Русь ,

2. Городской романс придает поэме лиричность и мелодичность, даже в какой-то степени слезливость:

Эх, эх, без креста! ,

— А Ванька с Катькой в кабаке.

— У ей керенки есть в чулке!

4. Революционная и народная песни, которые придают поэме окрас чего-то до боли знакомого, родного и известного:

Как пошли наши ребята

В Красной Армии служить —

В Красной Армии служить —

Буйну голову сложить!

Эх ты, горе-горькое,

5. Лозунговых призывы, окрашивающие поэму в «красные» и патриотические цвета, которые просто «кричат», созывая армию:

«Вся власть Учредительному Собранию!» .

Все эти средства выразительности придают тексту окрас революционности и протеста (впрочем, именно это и заложено в самой идее поэмы).

Помимо этого, следует отметить так же, что в тексте присутствуют и другие фонетические средства, такие как, например, звукоподражание.«Тра-та-та!», которое должно дать читателю явственно услышать автоматную очередь, которая вслед за этим прячет за собой мотив протеста, революции, мятежа.

Лексический уровень.

В поэме Блок широко использует разговорную, а зачастую и сниженную, вульгарную, уличную лексику, что так же придает поэме народность, патриотические и национальные черты. Примером разговорной лексики может служить:

— Ох, товарищи, родные,

Эту девку я любил.

Ночки черные, хмельные

С этой девкой проводил.

Если мы обратимся к толковому словарю С. И. Ожегова, то увидим дефиницию данного слова с пометой «прост.» ( ДЕ́ВКА, -и, жен. (устар. и прост.). То же, что девушка (в 1 и 2 знач.). В девках засидеться (долго не выходить замуж; разг.).). Еще один пример:

— Ишь, стервец, завел шарманку,

Что ты, Петька, баба, что ль?

Слово «стервец» имеет следующие пометы в толковании: прост. вульг. бран. То есть, автор не просто использует просторечия, он так же употребляет и бранную, нецензурную лексику, чтобы придать речи солдат не просто оттенок живой речи, а чтобы сделать саму речь живой и насыщенной, такой, какой мы можем услышать, выйдя на улицу и случайно повстречав таких же вот солдат.

Так же Блок имитирует разговорную речь с различными эффектами (или дефектами), например «еканье»: « Запирайти етажи»; «яканье»: «Ужь я семячки». Это, в некотором роде, деревенская речь, где мало кто знает о правилах русского разговорного языка, как произносить, зде ударение ставить и как можно склонять, а как нет.

Синтаксический уровень.

Поэма пропитано духом революции, мятежа, что, соответственно, влечет за собой небывалое множество восклицаний и зазываний. Это будут и лозунги, и песни, и марш, и разговоры. Если можно так выразиться, то сама по себе поэма – это одно большое восклицание. Протест. Здесь сложно подбирать примеры, так как практически в каждой главе есть восклицание или лозунг, или марш, даже звукоподражание в поэме восклицательно, ибо имитирует выстрелы. Практически во всех рассмотренных ранее интонационных мотивах Блок использует восклицание. Это словно бы его способ достучаться до человека. Дать ему понять все то, что автор пытается донести.

Стой, стой! Андрюха, помогай!

Петруха, сзаду забегай.

Вскрутился к небу снежный прах.

Так же, поэма насыщена диалогами, которые ее упрощают и делают увлекательной. Оживляют сам текст, хотя, естественно, большая заслуга здесь именно в использовании лексических средств, которые и даруют жизнь этим диалогам (бранная и просторечная лексика, нарочно использованная Блоком). Все это словно бы окунает читателя в мир поэмы и начинает казаться, что это вовсе не что-то написанное, а реально звучащая в ушах речь реальных людей.

— Ну, Ванька, сукин сын, буржуй,

Мою, попробуй, поцелуй!

В заключение хотелось бы сказать, что, проанализировав поэму Александра блока на разны лексикологических уровнях, можно смело утверждать, что здесь (и между строк, и в самих строках, и даже в звуках и речи) господствует мятежный дух, призыв к революции. И добился этого автор благодаря сближению речи с разговорным стилем, использованию различных стихотворных размеров и диалогам.

Следующая частушка

Ритмика у Блока – важнейшее средство воссоздания революционной
стихии. Ритм поэмы постоянно меняется, отражая переменчивый
характер описываемой в ней эпохи.
Эта разнообразная картина образов потребовала
многообразия ритмического строя - полифонии.
Она вся построена на смене музыкальных мелодий.
Среди них и боевой марш, и бытовой разговор, и старинный романс,
и частушка. И за всем этим многоголосием автору слышится
мощный музыкальный напор, четкий ритм движения, которым
заканчивается поэма.
1.А начинается поэма размером, близким к народному типу стиха
с включением разговорно-повествовательной манеры:
Скользко, тяжко,
Всякий ходок
Скользит, ах, бедняжка!
Здесь нет обычного ритма классического стиха.
Для передачи разговорно-повествовательной речи взят
вольный стих.

7.Марш, чеканящий каждое слово, четкий, ясный, без лишних слов
и восклицаний, сообщает читателю о том, что уже есть восставшие,
готовые бороться:
Революционный держите шаг!
Неугомонный не дремлет враг!

Товарищ, винтовку держи, не трусь!
Пальнём-ка пулей в Святую Русь,

3. Городской романс придает поэме лиричность и мелодичность,
даже в какой-то степени слезливость:
В кондовую,
В избяную,
В толстозадую!
Эх, эх, без креста!,

2. Частушки:
— А Ванька с Катькой в кабаке.
— У ей керенки есть в чулке!
6. Революционная и народная песни, которые придают поэме
окрас чего-то до боли знакомого, родного и известного:
Как пошли наши ребята
В Красной Армии служить —
В Красной Армии служить —
Буйну голову сложить!

Эх ты, горе-горькое,
Сладкое житьё!
Рваное пальтишко,
Австрийское ружьё!

4. Лозунговых призывы, окрашивающие поэму в "красные"
и патриотические цвета, которые просто "кричат", созывая армию:
"Вся власть Учредительному Собранию!".

5.В поэме Блок широко использует разговорную, а зачастую и
сниженную, вульгарную, уличную лексику, что так же придает
поэме народность, патриотические и национальные черты.
Примером разговорной лексики может служить:
— Ох, товарищи, родные,
Эту девку я любил.
Ночки черные, хмельные
С этой девкой проводил.

Все эти средства выразительности придают тексту окрас
революционности и протеста (впрочем, именно это и заложено
в самой идее поэмы).
Помимо этого в тексте присутствуют и другие фонетические
средства, такие как, например, звукоподражание." Тра-та-та!",
которое должно дать читателю явственно услышать автоматную
очередь, которая вслед за этим прячет за собой мотив протеста,
революции, мятежа.

Читайте также: