Девиз шереметьевых на гербе

Обновлено: 24.09.2022

Последние графы Шереметевы, одни из прославленных родов в истории России, отдавшие все свои силы на сохранение и развитие культуры, ставшие ее ревнителями, носителями вечной духовности и нравственности. Это отец и сын - Павел Сергеевич и Василий Павлович Шереметевы.

В 1917 г. - Шереметевы покинули Фонтанный дом в Петербурге, оставили усадьбы Останкино, Кусково, Вороново, Странноприимный дом и стали съезжаться ближе к своему родовому гнезду - к дому на Воздвиженке, в Шереметевский переулок (после - улица Грановского).

Герб Шереметевых в Кусково (фото с сервиса Яндекс.Картинки) Герб Шереметевых в Кусково (фото с сервиса Яндекс.Картинки)

Видный деятель русской культуры, глава рода, Сергей Дмитриевич Шереметев, для "сохранения истории", предложил новой власти незамедлительно собрать архивы наиболее родовитых фамилий. Некоторое время, в его доме на Воздвиженке располагалось Собрание частных архивов (это сберегло тысячи важных документов). Тем не менее, Шереметевых заставили сначала освободить один этаж дома, а потом - выселили совсем (лишь боковая часть дома осталась за семьей Шереметевых). Павел Сергеевич не падал духом: для сохранения оставшихся архивов, он перевез их в Остафьево, к своей матери - Екатерине Павловне Вяземской.

Остафьево было родовым имением Вяземских, оно чуть не ушло с молотка, но молодой граф Сергей Шереметев полюбил Катеньку Вяземскую, женился на ней, и выкупил имение, чем сохранил его для потомков.

Музей-усадьба Остафьево (фото с сервиса Яндекс.Картинки) Музей-усадьба Остафьево (фото с сервиса Яндекс.Картинки)
Остафьево - драгоценная жемчужина Подмосковья. Здесь писал Карамзин "Историю Государства Российского", здесь бывали - Жуковский, Боратынский, Грибоедов, Мицкевич; подолгу останавливался Пушкин.
В 1899 г. С.Д. Шереметев открыл в имении общедоступный музей, посвященный А.С. Пушкину, где хранились письма, автографы стихов поэта, его вещи: пистолет; жилет, простреленный пулей Дантеса; стол, за которым работал поэт.
Как и, хранились собранные Шереметевыми и Вяземскими невиданные коллекции русских и заморских диковин.

В 1930 г. было принято решение - немедля открыть в остафьевском доме школу-интернат, а "чтобы не было религиозного дурмана" - закрыть остафьевскую церковь, а иконы - уничтожить. Более 100-та древних икон! в течение нескольких часов были сожжены.

В 1918 г. Павлу Сергеевичу уже приходилось стать свидетелем вандализма: он видел разграбленную патриаршую ризницу, останки кремлевских захоронений, выброшенные из гробниц княжеские кости. Выражение глубокого и горького раздумья не сходило с его лица (это видно на фотографии), а в результате - тяжелая болезнь.
Павел Сергеевич Шереметев (Журнал "Слово", 1991, № 5) Павел Сергеевич Шереметев (Журнал "Слово", 1991, № 5)

Остафьевский дом закрыли, всё накопленное разослали по 17-ти музеям. Вскоре, дивный парк представлял уже "мерзость и запустение", а пруды позеленели.

Павел Сергеевич с семьей поселился в Новодевичьем монастыре. Однако, скоро выяснилось, что мечта о тихой жизни в монастыре - иллюзия. Смоленский собор был закрыт, повсюду - в кельях, в трапезной, в палатах царевны Софьи, Ирины Годуновой - расселились рабочие, студенты, служащие, ученики. и число их все множилось. В трапезной - работницы фабрики им. Свердлова, в церкви Успения Богородицы - ученики фармацевтического техникума, и сам монастырь напоминал огромный, шумный муравейник.

На фотографии запечатлена семья: Прасковья Васильевна (супруга, урожденная Оболенская) - в вязанном берете, ситцевом платье, вигоневой кофте, рядом - задорный мальчик - Вася, его отец - в заплатанных штанах, войлочной шляпе. Летом Павел Сергеевич ходил в сандалиях, а осенью - в кирзовых сапогах, и порой имел такой вид, что у него требовали документы, а возле церкви - могли принять за нищего.
Семья П.С. Шереметева (фото с сервиса Яндекс.Картинки) Семья П.С. Шереметева (фото с сервиса Яндекс.Картинки)
Одна из учениц техникума, Ольга Палладиевна Горлушкина, так вспоминала о своих соседях - Шереметевых:
- Они были очень хорошие, простые, - Павел Сергеевич и Прасковья Васильевна, и няня их хорошая была. У меня, бывало, не хватало денег, так они всегда мне давали, хотя сами и питались и одевались кое-как. Павел Сергеевич каждое утро уходил куда-то, а вечером возвращался. Он был задумчивый, не очень разговорчивый, даже замкнутый немного. А няня у них и Прасковья Васильевна всякому доброе слово, бывало, найдут.

Монастырский муравейник быстро разрастался (шла коллективизация, и народ из деревни подался в город). Как-то Шереметев услышал разговор о том, что "какой-то граф" занимает большую светлую комнату, тогда как рабочие, их дети - ютятся в тесноте. Немедленно, он с семьей освободил комнату, и переехали в угловую Напрудную башню.

Каждый день ранним утром П.С. Шереметев отправлялся по делам: в музеи, управления. Брал работу: делал описи, писал акварели, изготовлял паспарту, занимался историческими исследованиями, встречаясь с самыми разными людьми - Вернадским, Бонч-Бруевичем, Кориным, Грабарем, Цявловским. Его щепетильность в музейных делах, порядочность были безграничны. Как-то, на этой почве он поссорился с Луначарским (тот посягнул на какой-то остафьевский экспонат).

Многие москвичи бывали в "Шереметевской башне", и все вспоминают, о лютом холоде зимой, а осенью - гуляющем ветре. Даже залетали птицы! Печка слабо нагревала лишь маленькое пространство в центре, железная труба дымила. Но Шереметевы жили "высшей" жизнью, не замечая быта. Зато, на стене висела, прикрытая сверху шелковым сюзане, картина Рембрандта "Христос, Мария и Марфа".

В числе добрых знакомых семьи был художник Павел Корин. Их многое сближало: место жительства (мастерская Корина была около Новодевичьего монастыря), и общий интерес к искусству, к древнерусской живописи, к Палеху. Художник там родился, а отец Павла Сергеевича хлопотал о возрождении промысла в Холуе, что близ Палеха. А в доме Вяземских хранилась палехская икона XVI века, подаренная синодом. Корин опекал Василия, наблюдал его первые художественные опыты, делал замечания о его рисунках, живописи.
Перед войной юноша закончил 1-й курс художественно-графического факультета.
Василий Павлович Шереметев (Журнал "Слово", 1991, № 5) Василий Павлович Шереметев (Журнал "Слово", 1991, № 5)

Когда пришел 1941 год, Василий записался добровольцем на фронт. Уже 3 июля принимал присягу и сразу отправился на Юго-Западный фронт. Всю войну он воевал рядовым пехотинцем, был в окружении.

Перед расставанием, мать и отец его благословили, не надеясь на то, что увидят еще сына живым и невредимым. Но судьба повернула все по-своему: сын остался жив, а отец и мать, один за другим, скончались от истощения в первые годы войны. Коля и Лиза Оболенские, почти дети, отвезли на саночках гроб Павла Сергеевича на Царицынское кладбище.

Василий, демобилизованный из армии, сразу по возращению - на поклон к родительским могилам. Мать лежала рядом с сестрами, могила же отца была безымянная. Но Василий Павлович не стал писать на кресте имя Павла Сергеевича. Боялся ли он надругательства на могилой? Или такова была воля отца, пожелавшего раствориться в природе? Или не давали покоя рассказы о разворованных могилах Новоспасского монастыря - их родовой усыпальницы.

Продолжая цикл публикаций «Шереметевская сага», предлагаем вашему вниманию следующую семейную историю, которую посвящаем графу Дмитрию Николаевичу Шереметеву и графине Анне Сергеевне Шереметевой.

Джордж Доу. Портрет великого князя Николая Павловича (будущего императора Николая I). 1820-е гг. Джордж Доу. Портрет великого князя Николая Павловича (будущего императора Николая I). 1820-е гг.

Достигнув совершеннолетия, в 1823 году Дмитрий Шереметев поступил в Кавалергардский полк, где служили, по традиции, почти все представители рода Шереметевых. Принимал участие в подавлении польского восстания (1830-1831). Николай I пожаловал ему чин камергера, а Александр II - гофмейстера. Но придворная карьера не привлекала молодого графа.

Портрет графа Дмитрия Николаевича Шереметева (1803-1871). XIX в. Портрет графа Дмитрия Николаевича Шереметева (1803-1871). XIX в.

С портрета кисти Кипренского на нас смотрит молодой кавалергард в парадном мундире. Художник изобразил графа Дмитрий Николаевича Шереметева на фоне анфилады парадных комнат Фонтанного дворца в Петербурге. Начав службу в семнадцать лет качестве камер-пажа при императоре Александре I, в 1823 году он поступил в Кавалергардский полк, где служили, по традиции, почти все представители рода Шереметевых. Ходили слухи, что Александр I настолько благосклонно относился к молодому графу, что хотел сосватать за него свою внебрачную дочь Софью Нарышкину, однако, документальных подтверждений тому нет. Кавалергарды украшали своим присутствием парады и императорские смотры, несли службу при дворе, оживляли жизнь общества российской столицы. "Мы не стремимся быть первыми, но никого не допустим быть лучше нас" – гласил гордый девиз кавалергардов. Их объединяла верность традициям, исключительная честность и природный аристократизм.

Портрет был написан Орестом Кипренским в 1824 году, приблизительно в то время, когда произошло первое знакомство графа Дмитрия Шереметева и его дальней родственницы Анны Шереметевой. Современники называли Анну Шереметеву среди первых красавиц «большого света». Такой она предстает перед нами на портрете, написанном художницей Робертсон в том самом 1832 году, когда девушка начала фрейлинскую службу.

Анна Шереметева получила традиционное для дворянской девицы того времени (пушкинского времени!) домашнее воспитание. Родители приглашали к детям учителей и гувернеров, чаще из иностранцев. Дети с малолетства знали один-два, а иногда и три иностранных языка. Их учили истории, стремились привить любовь к литературе, занимались с ними танцами и музыкой. У Анны еще в детстве проявился незаурядный слух, а потом и голос, глубокое контральто. В ее службе при дворе музицирование занимало важное место.

Служба фрейлин, живущих во дворце, со стороны выглядела привлекательно: они по очереди дежурили при императрице во дворце, сопровождали ее в выездах в город, в театр, присутствовали на семейных торжествах, военных парадах, дипломатических приемах, танцевали на придворных балах -словом, составляли «блестящее окружение». Фрейлины должны были уметь петь, играть на рояле, рисовать, ездить верхом, играть в принятые при дворе игры, им выбирали туалет или прическу. Фрейлина императрицы Александры Федоровны Анна Шереметева и флигель-адъютант императора Николая I граф Дмитрий Шереметев виделись постоянно в силу их служебных обязанностей. Впрочем, их знакомство произошло еще в 1826 году в Москве, когда граф Шереметев принимал участие в торжествах по случаю коронации Николая I. Тогда молодого человека очень тепло приняли в доме его дальнего родственника Сергея Васильевича Шереметева.

В те времена, особенно в Москве, ценили и берегли родственные связи. В момент знакомства молодых людей Анне шел шестнадцатый год, и она очень понравилась графу Дмитрию Николаевичу. Впоследствии он не раз говорил сыну Сергею, что он сожалеет о том, что не послушался тогда голоса сердца и не сделал ей предложение. Да и родители Анны, по всей видимости, не строили тогда никаких планов на этот счет — граф был очень богат, служил в самом привилегированном гвардейском полку, и его окружало плотное кольцо московских и петербургских маменек, желавших выдать за него своих дочерей. Лишь через девять лет после их знакомства граф Дмитрий Шереметев попросил руки Анны Сергеевны.

По свидетельству современников женитьба их произошла по взаимной любви. Любовь как известно не возникает на пустом месте, часто общие интересы и увлечения становятся причиной всего того, что заставляет людей принять решение идти по жизни вместе. Анну Сергеевну и Дмитрия Николаевича соединило увлечение музыкой и театром: оба хорошо пели, разбирались в музыке и живописи, покровительствовали актерам и музыкантам.

Анна Сергеевна приходилась графу Дмитрию Николаевичу родственницей, и будь это родство близким, это могло быть серьезным препятствием к заключению их брака. Браки в близкой степени родства были запрещены церковью (браки разрешались не ближе чем в шестой степени родства жениха и невесты). А между тем кузены и кузины, посещая дома друг друга, участвуя в общих праздниках, танцуя сначала на детских, а потом и взрослых балах, попадали в сети Амура. Императрица Елизавета Петровна с крайним осуждением относилась к бракам близких родственников: «Теперь уже двоюродные на двоюродных женятся, скоро родных сестер и братьев брать станут!». К счастью, Анна Сергеевна Шереметева доводилась своему супругу дальней родственницей. Семья Анны Сергеевны принадлежала к одной из нетитулованных ветвей шереметевского рода (дед Анны Сергеевны, Василий Владимирович Шереметев – четвероюродный брат графа Дмитрия Николаевича).

У дворянской элиты XVIII – XIX в.в. принято было приглашать на сговор и венчание «знатное собрание»18 апреля 1837 года 34-летний флигель-адъютант граф Шереметев обвенчался с 26-летней фрейлиной императрицы Анной Сергеевной Шереметевой. Венчание происходило неподалеку от Фонтанного дома, в придворной церкви Аничкова дворца, где жила императорская семья.


Существование герба Шереметевых связано с именем основателя графской линии рода, генерал – фельдмаршала петровского времени, боярина Бориса Петровича Шереметева, который в 1706 году первым в России был удостоен титула Российского графа. Его прототипом стал герб прусского города Гданьска (Данцига), дабы подтвердить семейное предание о происхождении рода «из Прус». Два креста под царской короной в овальном щите, поддерживаемом фигурами двух львов, и дуб над щитом – составляли основу герба Бориса Шереметева.

Герб, изображенный при входе во Дворец в усадьбе Кусково – это герб времен сына и наследника Б.П. Шереметева, Петра Борисовича. В 1761 году он стал обер – камергером и сенатором при дворе Екатерины II. В изображение герба были включены звезда ордена Андрея Первозванного, орденские кресты на лентах, два скрещенных обер – камергерских ключа, воинские атрибуты. На девизной ленте фамильный девиз «Бог хранит все» и, наконец, над всей композицией – графская корона. Утвержден герб Шереметевых уже при сыне П.Б. Шереметева – Николае Петровиче в 1797 году и опубликован в «Общем гербовнике дворянских родов», изданном в 1798 году. Изображение герба неоднократно использовалось в декоре интерьеров, в лепнине, резных и живописных панно, мебели, светильниках.


П.П.Шереметев

Пожалуй, самый известный потомок славного рода Шереметевых - Шереметев Петр Петрович, он родился 13 сентября 1931 года в Марокко (г. Кенитра).

Петр Петрович – потомок древних родов Рюриковичей и Романовых. В родословной графа Шереметева можно проследить родственные связи с Петром I, фельдмаршалами А.В. Суворовым и М.И. Кутузовым. От своей прапрапрабабушки Прасковьи Ивановны Жемчуговой, крепостной актрисы, которая двести лет назад стала женой графа Шереметева, Петр Петрович унаследовал «гены любви к искусству».

С 1998 г. Петр Петрович является ректором Парижской консерватории им. Сергея Рахманинова. Русская консерватория в Париже - продолжение Русского музыкального императорского общества, которое было создано в 1851 году в Петербурге и уничтожено революцией 1917 года.

Петр Петрович Шереметев впервые посетил Россию в 1979 году.

Выдающиеся заслуги рода Шереметевых перед Отечеством отмечены Президентом Российской Федерации В.В.Путиным, который в ноябре 2002 года специальным Указом удостоил графа П.П.Шереметева статусом российского гражданина.

С 2003 года П.П. Шереметев является председателем Президиума Международного совета российских соотечественников, представляющего миллионы российских соотечественников, проживающих за рубежом.

Сейчас П.П. Шереметев женат, имеет двоих детей – Борис и Ксения.

Петр Петрович неоднократно посещал Кусково в 90-х гг. Последний его визит состоялся в 2008 году.


М.Н. Шереметева- Абернези

Мария Шереметева-Абернези приходится прапраправнучкой Дмитрию Николаевичу Шереметеву, тому самому сыну Прасковьи Жемчуговой. Родилась она в Греции, где незадолго перед Второй мировой войной встретились ее будущие родители. Отец — Никита Шереметев, праправнук Параши Жемчуговой. Советский фонд культуры назвал Марию Никитичну Шереметеву-Абернези среди самых щедрых дарителей 1990 года.

Читайте также: