Притча и последние станут первыми

Обновлено: 22.04.2024

Когда жизнь забирает то, что нам больше всего дорого, боль, обида, отчаяние переполняют нашу душу. И в тот момент, как говорится - не до философии.
Не раз подчеркивала, что моя жизнь делится на два этапа: до Израиля и после.
Земля Обетованная подарила мне много исцеляющих от душевной боли идей, постепенно изменяя мой образ мысли с дефицитарного на изобильное.
Одна из таких идей: «Творец всегда хочет дать больше».
Но мы настолько сильно зависим от тех наслаждений которые имеем, что вцепляемся в них мертвой хваткой.

Когда работаю с успешными людьми, всегда подмечаю, что бы не происходило, разорился ли бизнес, случились ли другие неприятности, они просто встают и двигаются дальше. И на следующем витке становятся еще успешнее, еще богаче, еще опытнее, еще мудрее.

Еще в самом начале моей бытности в Израиле, я прочла историю, рассказанную своим ученикам мудрецом
Й. Ашлагом. Она так мне понравилась, что по ее мотивам я написала притчу, которой и хочу сегодня с вами поделиться.
ПРИТЧА ПРО БЕДНЯКА И БОГАЧА

Прав. Иоанн Кронштадтский

Многие же будут первые последними, и последние первыми

Та жизнь во всем будет отлична от настоящей: многие, бывшие здесь первыми, там будут последними. Здесь первенство зависит от заслуг царю и обществу, от происхождения, от блестящих природных дарований, от искательного характера, от хитрости, пронырства и других условий. Там этого не будет. Чье нравственное совершенство выше других, тот и будет выше, тот и будет первенствовать. На земле и первенство, если можно так выразиться, земное, стихийное, определяемое условиями жизни на этой планете, на которой мы живем, где неправда часто поставляет престол свой и где внешние достоинства часто берут верх над внутренними.

Похожая притча

Сказал Господь такую притчу: Царство Небесное подобно хозяину дома, который вышел рано поутру нанять работников в виноградник свой и, договорившись с работниками по динарию на день, послал их в виноградник свой; выйдя около третьего часа, он увидел других, стоящих на торжище праздно, и им сказал: идите и вы в виноградник мой, и что следовать будет, дам вам. Они пошли. Опять выйдя около шестого и девятого часа, сделал то же. Наконец, выйдя около одиннадцатого часа, он нашел других, стоящих праздно, и говорит им: что вы стоите здесь целый день праздно? Они говорят ему: никто нас не нанял. Он говорит им: идите и вы в виноградник мой, и что следовать будет, получите. Когда же наступил вечер, говорит господин виноградника управителю своему: позови работников и отдай им плату, начав с последних до первых. И пришедшие около одиннадцатого часа получили по динарию. Пришедшие же первыми думали, что они получат больше, но получили и они по динарию; и, получив, стали роптать на хозяина дома и говорили: эти последние работали один час, и ты сравнял их с нами, перенесшими тягость дня и зной. Он же в ответ сказал одному из них: друг! я не обижаю тебя; не за динарий ли ты договорился со мною? возьми свое и пойди; я же хочу дать этому последнему то же, что и тебе; разве я не властен в своем делать, что хочу? или глаз твой завистлив оттого, что я добр? Так будут последние первыми, и первые последними, ибо много званых, а мало избранных.

Притча о работниках последнего часа – с точки зрения современного человека, в плане экономики или социальной справедливости – совершенно непонятна. Любой нормальный предприниматель скажет вам, что такое ведение хозяйства не может не привести к полному разорению. Любой нормальный рабочий потребует, чтобы оплата производилась согласно сделанной работе и возмутится произволом хозяина. Но все подобные суждения слишком поверхностны, чтобы быть истинными. Мы должны найти центральный смысл притчи, и тогда все подробности станут на свои места.

«Ибо Царство Небесное подобно хозяину дома, который вышел рано поутру нанять работников в виноградник свой». С самого начала мы предупреждены, что перед нами не поучение на социальную тему, но откровение Царства Небесного. В притче работники, трудившиеся в винограднике от третьего, шестого и девятого часа, заключили с хозяином определенный договор, но, видя то, что получили работники одиннадцатого часа, они неожиданно потребовали дополнительной платы. Но справедливое с социальной точки зрения требование может называться порой по-другому – как отстаивание своего и отсутствие любви к ближнему как к самому себе. В конце концов, ведь не работники одиннадцатого часа просили, чтобы их дольше трудившиеся товарищи получили больше!

Переведя притчу из области трудовых соглашений в духовную сферу, мы можем увидеть, что именно такие отношения нередко у нас бывают с Богом. Неужели обратившийся к Богу на смертном одре после беспутно прожитой безбожной жизни, может оказаться рядом со мной на небесах, или даже будет вознесен несравненно выше? Или наши посты и длинные церковные службы ничего не значили, в то время как он с безумными толпами спешил к своим зрелищам мимо храма? Нам трудно представить его в благодатной вечности, пусть даже если он и возвратился к Богу как блудный сын. Мы подобны тому старшему брату, исполненному праведного, как нам кажется, возмущения происходящим. Нам не нравится эта непостижимая щедрость Бога. Мы предпочли бы, чтобы Бог действовал согласно нашим законам. Мы могли бы позволить Ему любить никем не любимых на наших условиях, соблюдая установленный по нашим меркам порядок.

Это Евангелие провозглашает одну из главных истин нашей веры, о которой непрестанно повторяет апостол Павел: «Все согрешили, все лишены славы Божией, но оправданы даром Его благодати» (Рим. 3, 23–24). Этими вечно недовольными ропотниками в притче во времена земной жизни Спасителя были книжники и фарисеи, которые не переставали негодовать на Христа, за то, что Он собирал вокруг Себя мытарей, грешников и блудниц. Язычники, не знавшие ранее истинного Бога, входили в Церковь наравне с принявшими Христа иудеями. У Бога нет ни для кого привилегий. «Или глаз твой завистлив оттого, что я добр?» – говорит Христос.

Обратим внимание также на то, что искушение идеей справедливости относится не только к иудеям. Человечество непрестанно требует справедливости. В самом деле, жизнь должна быть более справедливой во всех отношениях. Однако не трудно заметить, что программы, основанные на идее справедливости, часто приводят к самой жестокой несправедливости. Опыт прошлых веков и особенно нашего времени показывает, что недостаточно одной справедливости, если она препятствует действию более глубинной жизненной силы, которая есть Христова любовь. Без этой силы, которая крепче греха и смерти, без того, чтобы она была положена в основание всего, невозможно устроение человеческой жизни. Но непреложно слово Христово, обращенное к верным: «Будьте милосерды, как и Отец ваш милосерд» (Лк. 6, 36).

Эта притча могла бы дать великую надежду многим. И, может быть, прежде всего родителям, дети которых отошли от Церкви. Ничто навсегда не потеряно для Бога. Он будет звать до последней минуты. Пока жив человек, не бывает слишком поздно. И мы знаем, как Господь показал исполнение этой притчи в последний момент жизни разбойника благоразумного, распятого вместе с Ним. И мы должны постоянно помнить заключительные слова притчи: «Так будут последние первыми, и первые последними, ибо много званых, а мало избранных». Каким бы усердным ни было наше христианское жительство, сколь бы активна ни была наша христианская деятельность, мы должны всегда считать себя рабами ни на что негодными. Но негодные не означает ничего не стоящие. В очах Божиих каждый из нас стоит того, чтобы за него можно было умереть. И это вовсе не теория. Христос умер за нас. И наше достоинство – в этом нашем причастном Его смерти и воскресению бытии, а не в том, что мы делаем. Что бы мы ни делали – это ничто, но мы должны стать подобными Христу смирением и полным отсутствием себялюбия. Многими трудами и скорбями можем мы обрести этот дар, и только с ним будет дана ни с чем не сравнимая радость узнать, что Божественная самоотдающая любовь обращена к нам. Потому что в Царстве Божественной справедливости работники одиннадцатого часа – это мы.

Лопухин А.П.

Многие же будут первые последними, и последние первыми

( Мк. 10:31 ; Лк. 13:30 — в другой связи). Смысл этого стиха объясняется дальнейшею притчею о работниках в винограднике.

Прп. Иустин (Попович)

Многие же будут первые последними, и последние первыми

С пришествием Богочеловека в земной мир все меняется. Меняются и ценности, и мерила. Весь суд принадлежит Богочеловеку ( Ин. 5:22 ; 9:39) : суд о всем, о Боге и о человеке, и всем между Богом и человеком. И этот суд Богочеловек переносит на Своих святых учеников (стих 28) . На деле, первая и величайшая ценность в этом мире и есть Богочеловек Христос: ибо Он есть всецелый Бог, воплощенный в человеке, и всецелый человек в Боге. Нет сомнения, в Богочеловеке мы имеем и всего Бога, и всего человека; совершенного Бога и совершенного человека. Благодаря Богочеловеку Господу Иисусу, мы, люди, знаем, что есть Бог и кто есть Бог, что такое человек и кто такой человек. Все ценности распределяются по отношению к Господу Христу как Богочеловеку. Он есть непогрешимое мерило всего Божественного и всего человеческого; и всего существующего. В отношении к Нему и Им распределяются и отсчитываются все люди. И те первые, и те послъднiе, и все остальные между первыми и последними. Послъднiй в глазах людей, как только уверует в Господа Христа и возлюбит Его больше всего, одним этим становится первым, первым до Христа, до Бога. Много раз первый в глазах людей становится последним, если не верит в Господа Христа, если не отвергнет свое идолопоклонство, будь то вещепоклонство, идеепоклонство, мыслепоклонство. До какого бы то ни было рода идолопоклонства не достигает ничто Христово. А это уже ад. Святой Златоуст боговдохновенно благовествует: Спаситель сказал: человъкамъ это невозможно, Богу же все возможно (стих 26) не для того, чтобы ты ослабевал в духе и удалялся от дела спасения, как невозможного; нет, он сказал это, чтобы ты, сознавая великость предмета, тем скорее принялся за дело спасения, и, с помощью Божией вступив на путь этих прекрасных подвигов, получил жизнь вечную. Каким же образом невозможное сделается возможным? Если ты откажешься от своего имения, раздашь его нищим и оставишь злые вожделения. Если будешь делать это упорно и постоянно, то и невозможное станет возможным, и так постепенно и мало по малу восходи по лестнице, ведущей на небо. Иначе, страсть к богатству есть некоторый новый, ужасный и неизлечимый род сумашедствия.

Похожая притча

Сказал Господь такую притчу: был некоторый хозяин дома, который насадил виноградник, обнес его оградою, выкопал в нем точило, построил башню и, отдав его виноградарям, отлучился. Когда же приблизилось время плодов, он послал своих слуг к виноградарям взять свои плоды; виноградари, схватив слуг его, иного прибили, иного убили, а иного побили камнями. Опять послал он других слуг, больше прежнего; и с ними поступили так же. Наконец, послал он к ним своего сына, говоря: постыдятся сына моего. Но виноградари, увидев сына, сказали друг другу: это наследник; пойдем, убьем его и завладеем наследством его. И, схватив его, вывели вон из виноградника и убили. Итак, когда придет хозяин виноградника, что сделает он с этими виноградарями? Говорят Ему: злодеев сих предаст злой смерти, а виноградник отдаст другим виноградарям, которые будут отдавать ему плоды во времена свои. Иисус говорит им: неужели вы никогда не читали в Писании: камень, который отвергли строители, тот самый сделался главою угла? Это от Господа, и есть дивно в очах наших?

Вся эта притча – рассказ об отвержении Самого Господа Иисуса Христа. Виноградник в ней – вначале избранный Богом народ Израилев. Как говорит пророк Исаия: виноградник Господень – народ Израилев ( Ис. 5, 7 ). Хозяин виноградника – Бог, виноградари – религиозные вожди народа, слуги, которые приходят, чтобы собрать плоды – посланные Богом пророки. И, наконец, Сын – Христос Мессия, Он послан как последний посланник в мир.

В притче нет другого объяснения Его смерти, кроме того, что виноградари убили Его, потому что знали, что Он наследник, что Он – Сын Божий. Не потому что не знали, а потому что знали. «Придем и убьем Его, – говорят они, – и наследство будет наше». Какое простое решение всех проблем, существующих в роде человеческом, когда он отворачивается от Бога! От Каина до Каиафы, от Каиафы до убийц нашей святой Царской Семьи и до последнего убийцы, который будет на земле. Вынуть камень, всего один, из строения жизни – и не заботиться ни о чем. Все теперь принадлежит нам, и мы поступаем так, как мы хотим. Как просто и ясно показана в этой притче история и судьба Израиля и всего человечества!

Обратим внимание на то, как милостив Господь по отношению к тем, кому Он вверяет Свой виноградник. Господь дает его делателям и оставляет их одних. Он не стоит над ними, как надсмотрщик. Он доверяет им то дело, которое они призваны осуществить на земле. И мы видим еще, с каким непостижимым терпением снова и снова, несмотря на все страшные грехи и преступления, Господь дает им возможность ответить на Его доверие, на Его любовь. Однако это не означает, что праведного суда Божия не существует. Все кончается тем, что Господь, как мы слышали, предает смерти злых делателей, забирает виноградник у них и передает его другим.

Со времени пришествия Христова новый виноградник Божий распространяется по всей земле. Весь человеческий род включается в этот виноградник. И этот новый виноградник – Церковь Христова с апостолами, мучениками, святителями, исповедниками, преподобными, благочестивыми царями и царицами – теми, кто достойно трудится в Господнем винограднике. Это «род избранный, царственное священство, народ святой, люди, взятые в удел», как говорит нам слово Божие ( 1 Пет. 2, 9 ). «Якоже красный плод спасительного сеяния», приносят Господу добрые виноградари свой труд, и будут приносить Ему до скончания века.

Однако эта притча Господня – о злых виноградарях. И она касается не одного только Ветхого Завета. Вся Церковь наша – виноградник Господень. Каждая душа человеческая, говорят святые отцы, это своего рода виноградник. И подобно тому, как хозяин винограда в притче не получил ни одной кисти виноградной, точно также Бог очень часто не получает духовных плодов от многих людей, которых Он любит. Что за опустошение над нашей землей прошло в недавние годы? Сам диавол иссушил почти весь виноградник. И Господь предупреждает, что будет горшее. Сын Человеческий, говорит Он, придя, найдет ли хоть одну виноградину на земле?

Кто же будет виновен в этом более всего? Мы знаем, что князь мира сего, все более утверждающий свою власть в этом мире, зная, что ему мало осталось времени, все более неистовствует, все более утверждает свое господство, «тайну беззакония», о которой говорит апостол Павел в Послании к Солунянам ( 2 Фес. 2, 7). Но она действует не только во внешнем мире – говорят святые отцы – она касается и самой Церкви, потому что, в конце концов, «человек беззакония», как говорит апостол, придет и в храме Божием сядет, выдавая себя за Бога (2 Фес. 2, 4 ).

Совершенно понятно, что более всего противостоять «тайне беззакония» должны те, кто поставлен Господом трудиться над возделыванием душ человеческих; те, кто ответственен перед Богом за духовное состояние народа. А в чем же будет их вина? Как смогут эти люди дойти до отвержения Самого Бога? Вот притча о злых виноградарях показывает, сколь ужасным может быть возрастание во зле. Чем больше Господь проявляет милосердие по отношению к делателям виноградника, тем более они утверждаются в своем зле.

Мы видели ряд явлений неправедного суда злых виноградарей, пока они не доходят до убийства Сына Хозяина виноградника. Все начинается с утраты чувства реальности, утраты страха Божия. Каждый человек, живущий духовной жизнью, может знать, что можно потерять страх Божий, потерять благодать. Что можно с небрежением относиться к святыне. Слово Божие говорит: «Проклят всяк, творящий дело Божие с небрежением» ( Иер. 48, 10 ). А если человек проклят, значит, лишен благодати. Значит, он подчиняется князю мира сего, силам зла. Он становится на тот самый путь, по которому шли злые виноградари.

Чтобы понять нашу ответственность, в особенности ответственность тех, кому вручен виноградник Божий, мы должны увидеть, что все подробности притчи имеют значение. С самого начала притчи говорится, что Господь дал делателям для служения ограду, башню и точило.

Точило в винограднике – место, где получают сок и вино. Согласно изъяснениям святых отцов, это тайна обетованного Мессии, истинного Спасителя рода человеческого, в ожидании Которого жили все в Ветхом Завете – и в чаянии Второго Пришествия Которого живем мы. «Жаждай да грядет ко Мне и да пиет» ( Ин. 7, 37 ), говорит Господь, обращаясь к таким людям. Башня, говорят святые отцы, означает древний Иерусалимский храм – предтечу Церкви Христовой, где совершались прообразовательные жертвоприношения. И также она – все храмы самой Христовой Церкви. Но она, кроме того – наблюдательная башня, с которой наблюдали и должны наблюдать всегда за приближением врагов, в особенности, когда наступает время созревания плодов. Это назначение башни лучше всего, наверное, помогает нам понять, как совершается постепенно «тайна беззакония» в Церкви. Ведь и ограда, которой был обнесен виноградник, существует для тех же самых целей. Ограда – то, что отделяет виноградник от невозделанной земли и то, что должно защищать виноградник от воров, от диких зверей. Неогороженный виноградник открыт для разорения. Если ограда где-то оказывается разрушенной – тот, кому не все равно, что делается с виноградником, постарается немедленно восстановить ее. И в духовной жизни существует ограда. Как говорят святые отцы, это заповеди Божии. Прежде всего, оградительный древний закон: не убивай, не воруй, не блуди. Эти запреты не утесняют свободу человека, как мы знаем, но защищают человека, ограждают его, хранят его свободу. Без этой ограды человеческая жизнь станет подобной винограднику, который могут вытоптать и пожрать стада диких свиней. Есть и другие ограды в винограднике Господнем. Это таинства Церкви, Тайны Христовы, перед которыми мы молимся: «Не бо врагом Твоим тайну повем». Это догматы и каноны, и все установления церковные, которые должны храниться от всякого злого поползновения на них.

Когда не будет у делателей виноградника заботы об ограде, тогда придет его запустение и гибель. Пусть не думает кто-нибудь, что он простой мирянин и какой с него спрос. Если ты принял дар Духа Святаго, ты тоже делатель, какое бы место ты ни занимал в Церкви. И пусть не скажет кто-нибудь, что он заботится только о своем личном благочестии и остальное его не касается. Что значит твое благочестие, если тебя не заботит, что весь виноградник гибнет у нас на глазах? Нам всем дал Господь виноградник и снабдил его всем необходимым, чтобы мы достойно исполняли свой главный труд. Мы все облечены доверием Божиим, и все свободны отнестись к этому дару так, как нам заблагорассудится.

Однако и для нас всех приближается день, когда мы должны будем предстать пред Господом с отчетом, что мы сделали с тем, что Он нам вручил. Все мы должны будем дать ответ на последнем и Страшном Суде Господу об этом. И выбор, перед которым мы стоим, как показывает Крест Христов, оказывается предельным. В этом мире, лежащем во зле, существуют зло и смерть. Когда зло раскрывается до предела, человек становится либо мучеником, либо убийцей. До такого предела дойдет жизнь, что иного выбора не будет дано никому.

В притче ясно показано, что Христос знает, что ждет Его впереди и каким путем должна идти Его Церковь. Он сознательно восходит к смерти, чтобы отдать Себя за спасение всех, чтобы стать краеугольным камнем, на котором строится жизнь и без которого, чему теперь, казалось бы, должно стать свидетелем все человечество, рушится все. Отвержение и смерть ожидают Господа и Церковь Его, но это все для того, чтобы изнести милость, и суд, и победу для любящих Его.

Блж. Феофилакт Болгарский

Многие же будут первые последними, и последние первыми

Здесь Христос указывает на иудеев и язычников. Те, будучи первыми, сделались последними, а язычники, которые были последними, стали первыми. Чтобы ты ясно уразумел о том, что говорится, Он приспособляет к этому и следующую притчу.

Евфимий Зигабен

Мнози же будут перви последнии, и последни первии

Многие, которые в настоящей жизни кажутся первыми, будут последними в будущей жизни, и наоборот – те, которые кажутся последними здесь, там будут первыми. Это сказано вообще ко всем, чтобы предпочитаемые в настоящей жизни не гордились, и презираемые здесь не отчаивались, а в частности слова эти направлены к фарисеям и другим, им подобным, всеми силами оспаривающим первенство. Так как не все в одно время уверовали, но одни – раньше, а другие – позже, то предлагает притчу, чтобы утешить последних и ободрить их душу. Притчу эту необходимо было сначала всю изложить, – этого требовало изъяснение её, а потом тоже вместе сказать кое-что о ней. Хотя она довольно длинна, но легка для понимания.

Похожая притча

Синагога первой призвана была ко спасению, но ослаблена была недостатком веры. И тогда Церковь, поднявшись в доме отца своего, то есть закона, из слабости грехов своих, устремилась ко Христу, и верой превзошла свою слабость, и восприняла упущенную синагогой благодать. Синагога же - видя, что Церковь не только исцелилась от своей немощи, но и сделалась дочерью Бога, приняв Духа Святого, - и сама пошла к Христу, более из ревности, чем из веры. Как говорит апостол: Но от их падения спасение язычникам, чтобы возбудить в них ревность ( Рим. 11:11 ) . Так синагога, которая призвана была в первую очередь, оказалась второй для веры; так Церковь, призванная второй, обрела начатки спасения перед Богом.

Блж. Иероним Стридонский

Многие же будут первые последними, и последние первыми

См. Толкование на Мф. 19:29

Прп. Марк Подвижник

Многие же будут первые последними, и последние первыми

Когда услышишь, что будут последни первии и перви последнии, то разумей сие об имеющих добродетели и имеющих любовь. Ибо любовь есть последняя из добродетелей по порядку ( 1Кор. 13:13 ) , но первая из всех по достоинству, и предшествовавшие себе она делает последними.

Читайте также: