Песнь о моем сиде цитата

Обновлено: 01.10.2022

При использовании материалов сайта приветствуется при указании ссылки на источник!

Следующая цитата

54

Вернулась в лагерь рать Кампеадора. Ликует дружина — добыча огромна. Доволен мой Сид, а Минайя — вдвое. С улыбкой молвил рожденный в час добрый: "Скажу вам, вассалы, правдивое слово: Кто дома сидит, тот много не скопит. Вскочим в седло мы завтра с зарею, Покинем лагерь, пойдем походом". К Алукатской лощине повел он войско, Прошел Монт-Альбан и Уэску с боем, Пробыл в пути десять суток ровно. Молва по окрестностям весть разносит — Кастильский изгнанник всех грабит жестоко.

55

Повсюду о Сиде стало известно. Граф Барселонский тоже проведал, Что Кампеадор разорил всю местность. Счел граф для себя обидою это.

56

Граф молвил, а был он бахвал пустой: "Обиды мой Сид чинит мне давно. Оскорбил он меня, — свидетель весь двор! — Племянника ранил, а пеню не внес. Грабит он край, охраняемый мной, Хоть жили с ним в мире мы до сих пор. Пусть держит ответ за вторженье свое". Собрал дон Раймунд поспешно бойцов — Христиан и мавров большое число, По следам биварца войско повел, Три дня и две ночи скакал вдогон, В бору под Товаром настиг его, Расхрабрился, решил взять Сида живьем. Мой Сид дон Родриго с добычей большой По горному склону спускается в дол, О доне Раймунде там узнает. К графу гонцов посылает он: "Пусть граф не считает нас за врагов, Его я не трону, коль даст нам проход". Ответил граф: "Не дам ни за что. Пусть этот бродяга заплатит за все, Меня обижать заречется вперед". К Сиду гонец поспешил, как мог. Увидел тот, кто в час добрый рожден, Что не уйдет он без боя оттоль.

57

"Геи, мои рыцари, прячьте добычу, Доспехи наденьте, оружье возьмите. Граф дон Раймунд на нас ополчился. Христиане и мавры в его дружине. Без боя они не дадут пройти нам; Нагонят нас, коль не вступим в битву. Оружье готовьте, коней осмотрите. В туфлях за нами враги припустились, Легки у них седла, подпруги жидки; А мы — в сапогах, на седле галисипском. Одна наша сотня управится с ними. Возьмем на копье их при спуске в долину, Каждым ударом троих опрокинем. Раймунд Беренгарий хочет поживы, Но сам под Товаром всего лишится".

58

Умолк мой Сид, все надели брони, В седло вскочили, подняли копья, Видят: французы мчатся по склону. На самом скате, у края дола, Дал к бою знак рожденный в час добрый. Приказ исполняет дружина с охотой, Копьем и мечом орудует ловко, Недругов колет, сшибает с седел. Победа досталась Кампеадору. Пленил он Раймунда, Коладу добыл — Тысячу марок меч этот стоил.

59

Взял верх мой Сид, бородою славный. Пленил и в шатер свой привел он графа, Оставил там под надежной охраной, Вышел оттуда в поле обратно. Вассалы к нему отовсюду скачут. Добыча огромна, Сиду на радость. Отменный ужин ему состряпан, Но дону Раймунду не по сердцу яства. Едва поставили их перед графом, во Оттолкнул он пищу, браниться начал: "Хоть дай мне за это весь край испанский, Не буду есть, лучше трупом стану, Раз верх надо мной оборванцы взяли".

60

Узнайте, что графу мой Сид ответил: "Откушайте хлеба, вина испейте. Смиритесь, и я отпущу вас из плена, Иль нет вам пути в христианскую землю".

61

"Нет, дон Родриго, ешь сам и ликуй, А я уж от голода лучше помру". ' Два дня не желал он смотреть на еду. Пока делили, что взято в бою, Корки сухой не скормили ему.

62

Мой Сид промолвил: "Поешьте хоть малость, Не то не видать вам земли христианской. А коль поедите вы, нам на радость, Я вам и с вами двум вашим идальго Свободу верну и домой вас отправлю". Обрадовал он этой речью графа. "Коль сдержите, Сид, свое обещанье, До смерти я вас восхвалять не устану". "Так ешьте же, граф, голод свой утоляйте, И я отпущу вас с двумя бойцами. А вот из того, что в битве мы взяли, Я ни полушки отдать вам не вправе: Тех, кто изгнан со мной, содержать мне надо. Что взято в бою, то идет им на плату. Покуда господь не решит иначе, Так жить и придется нам, людям опальным". Граф дон Раймунд был рад несказанно, Велел, чтоб воды для рук ему дали. С двумя идальго, что Сид отпускает, Взялся за еду, да еще как жадно! Рожденный в час добрый сидит с ним рядом: "Коль есть вы не будете, мне на радость, Вовеки нам не придется расстаться". Граф молвил: "Охотно вам подчиняюсь". Насытился он и его вассалы. Мой Сид на них смотрит довольным взглядом — Проворно орудует граф руками! "Теперь мне, мой Сид, и ехать не страшно. Коней нам дайте, и мы поскачем. С тех пор как стал графом, не ел я слаще. Запомню навек угощенье ваше". Им дали коней под седлом богатым, Дорогую одежду — шубы с плащами. Мчит граф, с ним вассалы — слева и справа. Мой Сид проводил их до входа в лагерь: "Вот вы, дон Раймунд, и свободны, как раньше. Спасибо за то, что вы здесь потеряли. А коль захотите со мной расквитаться, Опять к нам сюда с дружиной нагряньте, Возьмите мое, иль возьму я ваше". "Мой Сид, я вас больше трогать не стану. От вас откупился я нынче на год И с вами впредь не желаю тягаться".

63

Коня дон Раймунд пускает в галоп, Но бросает назад украдкою взор — Вдруг Сид погоню за ним пошлет. Но Сид не поступит так ни за что: Никогда не грешил вероломством он. В свой лагерь вернулся Кампеадор. Довольны и он, и вассалы его. Большую удачу послал им господь: Добыче они потеряли счет.

Следующая цитата

12

Свернули шатер, чуть он речь закончил. Пустился мой Сид с дружиной в дорогу. На церковь святой Марии он смотрит, Лоб себе крестит правой рукою. "Славься здесь, на земле, и на небе, боже! Приснодева Мария, будь мне опорой! Из Кастильи изгнан я доном Альфонсом. Не знаю, вернусь ли живым и здоровым. Преславная, будь мне в изгнанье оплотом, Спасеньем в несчастьях и днем и ночью! Коль ты мне даруешь удачу в походе, Пожертвую я на алтарь твой премного, Велю отслужить тебе месс десять сотен".

13

Скачет воитель, душой он тверд. Отпустил узду, не жалеет шпор. Сказал дон Мартин: "Я съезжу домой, Увижусь с женою, наставлю ее, Как жить ей отныне с детьми одной. Пусть всего лишусь, лить не стану слез. До восхода вас нагоню я вновь".

14

Вернулся он в Бургос, а Сид де Бивар К Сан-Педро в Карденье гонит коня. На радость ему, с ним вассалы мчат. Запел петух, заалела заря, Когда в монастырь мой Сид прискакал. Аббат дон Санчо, служитель Христа, К заутрене затемно братью созвал. С доньей Хименой пять знатных дам Молят творца и святого Петра: "Сида сгубить, вседержитель, не дай!"

15

Сид кличет братью, стучится в ворота. Как рад дон Санчо, аббат достойный! Огонь и свечи во двор выносят, Кампеадора встречают с почетом. Молвит дон Санчо: "Мой Сид, слава богу! Уж раз вы здесь, останьтесь со мною". Ответил мой Сид, в час добрый рожденный: "Я вам, дон аббат, благодарен очень, Но лишь запасусь для дружины едою. Идем мы в изгнанье. Вот марок полсотни. Коль буду жив, эту плату удвою. Обитель я не введу в расходы. За донью Химену примите сотню. Дать кров ей с дамами на год извольте И двум моим малолетним дочкам: Я вам их, дон Санчо, вверяю тоже. Обо всех них, аббат, пекитесь как должно. Коль будет нехватка в деньгах иль прочем, Им все предоставьте и верьте слову: За марку — четыре верну я вскоре". Аббат согласился с большой охотой. Тут с дочками донья Химена подходит. Ведут их дамы к Кампеадору. Супругу она обнимает ноги, Целует руки, рыдает горько: "Мой Сид, надевший шпагу в час добрый, Изгнали вас из-за подлых доносов".

16

"Пожалейте нас, Сид, бородою славный! С двумя дочерьми я здесь перед вами. Они еще дети — годов им мало. Рядом со мной мои верные дамы. Я вижу: уходите вы в изгнанье. Разлука с вами меня ожидает. Наставьте же нас, Приснодевы ради!" Бородою славный горько заплакал, Обеих дочек принял в объятья, К сердцу прижал — любил он их страстно. Вздыхая, молвит он со слезами: "Донья Химена, жена дорогая, Как душу свою, вас люблю я, знайте, Но нынче разлука нас ожидает: Мне уходить, вам здесь оставаться. Дай мне господь и дева святая Дочерей обвенчать своими руками. Коль жив я буду и ждет нас удача, Еще послужу вам, супруга честная!"

17

Всласть потчуют Сида в монастыре. Звон колокольный летит окрест. По всей Кастилье разносится весть: "В изгнанье уходит Сид за рубеж". Бросают рыцари дом и надел: К Арлансонскому мосту всего за день Их сто пятнадцать явилось уже. "Где Кампеадор?" — вопрошают все. Мартин Антолинес ведет их скорей К тому, кто в час добрый рожден на свет.

18

Когда мой Сид де Бивар узнал, Что идет все на лад и растет его рать, Навстречу прибывшим погнал он копя, Улыбкой приветил их издалека. К его рукам все спешат припасть. Сердечно он молвит такие слова: "Царя небес я молю, чтоб для вас, Кто дом покинул ради меня, До смерти я сделал хоть каплю добра, За ваши потери вдвойне вам воздал". Рад он, что рать у него возросла, Каждый вассал его этому рад. Шесть дней он провел в монастырских стенах, Еще осталось ему три дня: Король приказал не спускать с него глаз И, коль не минует он в срок рубежа, Любой ценою его задержать. Вот день померк и спустилась мгла. Всех своих рыцарей Сид созвал. "Вассалы, скажу не в обиду вам: Вас не обделю я, хоть беден сейчас. Вы ж, как пристало, ведите себя: С зарей, чуть заслышите крик петуха, Коней принимайтесь немедля седлать. Вот грянут к заутрене колокола, В честь троицы мессу отслужит аббат, Ее отстоим — ив дорогу пора: Срок близок, а ехать далеко нам". Исполнила точно дружина приказ — Чуть начал редеть на востоке мрак, До петухов седлать принялась. В Сан-Педро к заутрене громко звонят, В храм донья Химена с мужем пришла. К алтарным ступеням припала она, Всем сердцем молит благого творца, Чтоб Сида в опасностях он охранял: "Славен повсюду будь, отче наш, Создавший и сушу, и твердь, и моря! Зажжены тобой солнце, звезды, луна. Приснодева Мария тебя родила В Вифлееме, когда пожелал ты сам. Тебе пастухами хвала воздана. Принесли тебе из арабских стран Мельхиор, Валтасар и Гаспар, три волхва, Ладан, и смирну, и золото в дар. Ионе ты не дал погибнуть в волнах, Извлек Даниила из львиного рва. Спасен тобой в Риме святой Себастьян. С Сусанны навет пред судом ты снял. Тридцать два года ты пробыл меж нас. Памятны всем твои чудеса: Как камень стал хлебом, вином — вода; Как Лазарь воспрял от смертного сна. На горе Кальварийской принял ты казнь, На Голгофе евреями был распят, Меж двух разбойников там умирал: Одного ждал ад, а другого — рай. Ты чудеса творил и с креста: Лонгин душой в слепоте пребывал, Тебя прободал острием копья, С древка на руки кровь полилась; Поднял он их, коснулся чела, Осмотрелся вокруг, обрел глаза,' В тебя уверовал, спас себя. Восстал ты из гроба, спустился в ад, — Воля твоя была такова! — Праведных вывел, ворота взломав. Владыка владык и отец ты наш, С мольбою к тебе обращаюсь я, Пусть и апостол молит тебя — Кампеадору погибнуть не дай, Чтоб свидеться нам довелось опять". Помолилась — и мессе конец настал. Опустела церковь — всем в путь пора. Мой Сид супругу к сердцу прижал, Стала она ему руки лобзать, Не знает, что делать, от слез чуть жива. А Сид мой с дочек не сводит глаз. "Да хранит вас бог, бережет ваша мать. Кто знает, свидимся ль мы еще раз". Стонет Химена: его отпускать Ей горше, чем сдернуть ноготь с перста. Сиду с дружиной пора выступать, А он на родных устремляет взгляд. Альвар Фаньес Минайя его унял: "Мой Сид — в добрый час вас мать родила! — Сберитесь с силами, мешкать нельзя. В свой срок весельем станет тоска — Наставит нас тот, кто нам душу дал". Все дону Санчо снова твердят, Чтоб донью Химену он опекал, И дочек ее, и верных ей дам. Получит за это он щедрый дар. Минайя молвит: "Отец аббат, Коль кто-нибудь явится к нам сюда, Скажите, чтоб шел по нашим следам Искать нас в селах иль в диких горах". Пускают коней дружинники вскачь — Пора им покинуть родимый край. В Эспинас-де-Кан стал Сид на привал. Рать его за ночь еще возросла. Пустился в дорогу он снова с утра, Путь держит в изгнанье, в чужие края. Слева остался град Сант-Эстеван. Отряд в Альковьехе достиг рубежа, Миновал дорогу Кинейскую вскачь И Дуэро у Навас-де-Палос вплавь, А в Фигеруэле заночевал. Отовсюду народ подходит туда.

Следующая цитата

Вы не должны быть знамениты. Вы лишь должны стать тем, кем будут гордиться ваши родители.

Добавила Алёнa 02.04.17
  • Скопировать
  • Сообщить об ошибке

Пусть будет трудно сейчас, чтобы было трудно потом, чем легко сейчас и невыносимо потом.

Читайте также: