Владимир высоцкий частушки к 8 летию театра на таганке

Обновлено: 04.12.2022

Кузькин Федя, сам не свой,
Дважды непропущенный,
Мне приснился — чуть живой,
Как в вино опущенный.

Эх, раз, ещё раз!
«Волги» с «Чайками» у нас!
Дорогих гостей мы встретим
Ещё много-много раз!

Удивлю сегодня вас
Вот какою штукою:
Прогрессивный Петер Вайс
Оказался сукою.

Не идет «Макинпотт» —
Гинзбург впроголодь живёт,
Но кто знает — может Петер
По-другому запоёт?

От столицы до границ
Мучают вопросами:
Как остались мы без «Лиц»,
Как остались с носом мы?!

Ну а мы — <не> горим,
Мы ещё поговорим!
Впрочем, жаль, что наши «Лица»
Не увидит город Рим!

Печь с заслонкой — но, гляди,
С не совсем прикрытою.
И маячат впереди
«Мастер с Маргаритою».

Сквозь пургу маячит свет —
Мы дойдём к родимому,
Ведь всего-то восемь лет
Нашему Любимому!

Выпьем за здоровьице —
Можно нам теперича! —
Юрия Петровича
И Алексан Сергеича!

Оцените, пожалуйста, это стихотворение.
Помогите другим читателям найти лучшие произведения.

Следующая частушка

Видно, острая заноза
В душу врезалась ему,
Только зря ушел с колхоза —
Хуже будет одному.

Ведь его не село
До такого довело.

II. После велосипеда

Чёрный Ворон, что ты вьёшься
Над Живою головой?
Пашка-Ворон, зря смеёшься:
Лисапед еще не твой!

Как бы через село
Пашку вспять не понесло!

III. После исполкома

Мотяков, твой громкий голос —
Не на век, не на года,
Этот голос — тонкий волос,
Лопнет — раз и навсегда!

Уж как наше село
И не то ещё снесло!

IV. Пете Долгому

Петя Долгий в сельсовете —
Как Господь на небеси,
Хорошо бы эти Пети
Долго жили на Руси!

Ну а в наше село
Гузенкова занесло.

V. После ангела

Больно Федька загордился,
Больно требовательным стал:
Ангел с неба появился —
Он и ангела прогнал!

Ходит в наше село
Ангел редко, как назло!

VI. После снятия Мотякова

Эй, кому бока намяли?
Кто там ходит без рогов?
Мотякова обломали,
Стал комолый Мотяков!

Так бежал через село —
Потерял аж два кило!

VII. После рыбалки

Без людей да без получки
До чего, Фомич, дойдёшь?!
Так и знай — дойдёшь до ручки,
С горя горькую запьёшь!

Знает наше село,
Что с такими-то было!

VIII. Когда Живой упал

Настрадался в одиночку,
Закрутился блудный сын.
То ль судьбе он влепит точк
То ль судьба — в лопатки клин.

Что ни делал — как назло,
Завертело, замело.

Колос вырос из побега
Всем невзгодам супротив.
Он промыкался, побегал —
И вернулся в коллектив.

Уж как наше село
Снова члена обрело!

X.

Хватит роги ломать, как коровам,
Перевинчивать, перегибать,
А не то, Гузенков с Мотяковым,
Мы покажем вам кузькину мать!

Следующая частушка

И в Дубне, и на Таганке что-то ставят, что-то строят:
Сходство явно, но различие кошмарно.
Элементы открывают, и никто их не закроет,
А спектакль закрыть — весьма элементарно.

Всё в Дубне и на Таганке идентично, адекватно,
Даже общие банкеты, то есть пьянки.
Если б премиями, званьями делились вы с театром —
Нас бы звали филиалом на Таганке,
Если б премиями, званьями делились мы бы с вами —
Вас бы звали филиалом на Дубнянке.

Пусть другие землю роют, знаем мы, что здесь откроют
Сто четырнадцать тяжёлых элементов,
И раз Флёров — академик, значит будет больше денег
На обмытие его экспериментов,
И раз Флёров — академик, значит будет больше денег,
И мы будем ездить к вам как можно чаще.

Следующая частушка

Высоцкий Владимир Семёнович

Высоцкий Владимир Семёнович вернуться к странице

Высоцкий Владимир Семёнович

Высоцкий Владимир Семёнович запись закреплена

Кузькин Федя, сам не свой,
Дважды непропущенный,
Мне приснился — чуть живой,
Как в вино опущенный.

Удивлю сегодня вас
Вот какою штукою:
Прогрессивный Петер Вайс
Оказался сукою.

Этот Петер — мимо сада,
А в саду растут дубы.
Пусть его «Марата-Сада»
Ставят Белые Столбы.

Не идет «Макинпотт» —
Гинзбург впроголодь живёт,
Но кто знает — может Петер
По-другому запоёт?

Через восемь лет прошли
Мы, поднаторевшие,
Наши «Лица» сберегли,
Малость постаревшие.

Печь с заслонкой — но, гляди,
С не совсем прикрытою.
И маячат впереди
«Мастер с Маргаритою».

Читайте также: